В нашей сети появилась возможность подавать записки в Храм Рождества Христова в Вифлееме (Святая Земля) на Молебен о прощении греха аборта у святых мощей Вифлеемских Младенцев. Подробнее: https://zapiski.elitsy.ru/church/vifleemskie-mladentcy-mucheniki

Адрес электронной почты
Пароль
Я забыл свой пароль!
Входя при помощи этих кнопок, вы подтверждаете согласие с правилами
Имя
Адрес электронной почты
Пароль
Регистрируясь при помощи этих кнопок, вы подтверждаете согласие с правилами

«Не хлебом единым…»

Интервью с руководителем Камерного хора Донецкой государственной музыкальной академии имени С. С. Прокофьева, доцентом Алиме Мурзаевой.
 
Алиме, вера у Вас с детства или же Вы пришли к ней уже в сознательном возрасте?
Моя бабушка была верующим человеком и крестила меня в детском возрасте. Но вера и связь с храмом у меня появились, когда мне было уже 24 года. После этого я начала петь в храме, и благодаря моей нынешней коллеге, педагогу кафедры, потихоньку, по капельке начала обрастать знаниями о вере, что-то понимать. На моем пути встретился один священник, который смог доходчиво рассказать о сложных вещах. Потом следующий. И так — шаг за шагом (слава Тебе, Господи) — складывалось, что сейчас я на первой ступеньке своего духовного роста.
Хор академии впервые будет участвовать в православном фестивале?
С 2000 года, когда я начала работать с хором академии, мы стали дипломантами и лауреатами многочисленных конкурсов и фестивалей, в том числе духовной музыки, проводимых в Украине, а именно: «Певческий Собор» в Святогорской лавре, «Всеукраинский фестиваль духовного песнопения» в Днепропетровске, IX хор-фест «Златоверхий Киев», «Христос Воскресе» в Запорожье, «Апрельский Благовест» в Макеевке, «Искорка Божия» и «Пасха Красная» в Донецке.
Духовная музыка, если брать в процентном соотношении, составляет, наверное, половину репертуара нашего хорового коллектива. Мы исполняем произведения духовного содержания от классики до современных композиторов. Мы являемся хором светского высшего учебного заведения, однако исполнение духовной музыки всегда было и остается приоритетным направлением в репертуарной политике Камерного хора. А сейчас, в непростое время войны, духовная музыка есть та скрепа, которая позволяет нашим душам соединяться в единой соборной молитве о мире на нашей земле.
Догадываюсь, что какая-то часть Ваших певчих — тоже верующие люди, Ваши единомышленники?
Абсолютно точно. Почти все артисты хора являются певчими или регентами многочисленных храмов Донецкой епархии Украинской Православной Церкви Московского Патриархата.
Почему для Вас как руководителя хора исполнение духовных песнопений настолько важно?
С 2004 года духовная музыка на территории Донбасса переживала «эпоху Ренессанса» — возрождения. До войны в Донбассе проходил фестиваль «Певческий Собор», в котором хоры Донбасса исполняли именно духовную музыку, однако постепенно эта традиция сошла на нет. Мне хотелось бы, чтобы духовная музыка, которая долго была в забвении, все же звучала и продолжала жить сейчас. В Донецке нет муниципального или филармонического хора, поэтому хотелось бы думать, что когда через культуру, эстетику музыкального хорового исполнительства мы, учебный Камерный хор академии, несем частичку духовности, у нас есть если не миссия, то хотя бы устойчивое желание представлять на современном этапе духовную музыку в Донбассе и за его пределами.
Сложную для исполнения хоровую духовную музыку, в отличие от обихода, у нас крайне редко поют на концертных площадках, а мне бы хотелось, чтобы музыка, которая связана с верой, с молитвой, стала достоянием большего количества людей. Мне кажется, если на наших концертах люди будут слушать духовную музыку, то, возможно, у кого-то возникнет вопрос: «Может быть, стоит пойти туда, где первоисточник, где начинается эта культура?»
То есть Ваша концертная деятельность — своего рода миссионерство?
Мне бы хотелось так думать. Во всяком случае для себя я внутренне приняла это решение. Своим детям всегда говорю, что если хотя бы одного человека тронуло то, что мы с вами делали сегодня на сцене, то мы работали не зря.
А какие песнопения исполняет ваш хор? И о каких сложных произведениях Вы говорили?
Мы поем произведения, начиная от средневековых монодий, гармонизаций знаменного распева и заканчивая сложными современными духовными концертами, которые для храма, конечно, не годятся.
Каких современных композиторов Вы исполняете?
Анатолий Шух, Елена Чистая, Владимир Зубицкий, Владимир Стеценко, Алексей Скрыпник, Роман Качалов, Александр Рудянский, Мирослав Скорик, Валентин Сильвестров.
Они живут на территории Украины, Донбасса? Откуда они?
Из Донбасса, Италии, Российской Федерации, в частности из Москвы, из Украины. Сотрудничаем с Ростовским и Всероссийским союзами композиторов.
 
Алиме, Вы и студенты Донецкой музыкальной академии живете сейчас в регионе, где уже несколько лет идут военные действия. Как вам удается находить и силы, и возможности для того, чтобы хор все-таки жил, и песнопения звучали?
Мы уже очень устали от ситуации, которая нас окружает, но мы понимаем, что это — объективная реальность, однако надо двигаться вперед. Если человек стоит на месте, то деградирует. Так и в исполнительстве, в хоровом в частности. Если не идешь вперед, то вольно или невольно скатываешься назад, теряешь свой исполнительский навык, уровень. 2014‒2016 годы как никогда, наверное, сплотили тех людей, которые являются единомышленниками в искусстве. Потому что если до этого мы жили мирно, спокойно и двигались вперед по желанию, по импульсам со стороны дирижера, то сейчас это не только мое желание, а желание всего хора.
Когда мы претерпевали интенсивные обстрелы, у нас ни на один день не прерывался репетиционный процесс. Сейчас дети учатся и получают стипендию, мы работаем и получаем зарплату, а тогда всего этого не было — ни стипендий, ни зарплат. А держали нас вместе любовь друг к другу, желание выжить не только физически, но и в профессии, в искусстве. У меня ни один из артистов хора не пропустил ни одной репетиции, хотя по пути в академию они попадали под обстрелы! Я никогда не говорила: «Дети, прийти всем», говорила: «Дети, кто может, приходите, я на работе». Ни один из них не смог пропустить репетицию...
И когда весь этот ад интенсивных обстрелов закончился, и мы уже смогли об этом говорить, все в один голос сказали: «Алиме Назимовна, если бы не наши с вами репетиции, выжить было бы категорически сложно!» Мы знали: есть то, что сейчас ведет нас по жизни — не животный, физический страх истребления, а осознание того, что есть нечто значимое не только для тебя, но и для твоих единомышленников. К слову, я с 2014 года до сих пор не веду журнал посещаемости: у меня нет детей, которые пропускают репетиции хора по неуважительным причинам.
Наша жизнь стала гораздо интенсивнее, нежели была до войны, в тихое, спокойное время. Людям надоело жить войной, надоело слушать о войне, думать и говорить о ней. И хотя мы не говорим о войне вслух, она все время с нами. Даже сейчас, когда обстрелы единичные, у всех без исключения, когда мы слышим эти звуки, холодеет внутри. Эмоций уже никаких нет, но с эмоционального уровня восприятия действительности все перешло на физический.
Алиме, мы-то живем спокойно. И трудно представить себе те реалии, в которых приходится жить вам, жителям Донецка. Ваши слова — серьезное, важное свидетельство о том, что, несмотря на весь этот страх и существование на грани жизни и смерти, все равно есть потребность в музыке, в искусстве, в высоком! Что «не хлебом единым жив человек»!
Не хлебом, вот точно, не хлебом единым! Но сейчас мы живем в основном одним днем. День прожили — и слава Богу. И нам бы меньше всего хотелось вызывать у вас сочувствие, мы хотели бы, чтобы вы видели в нас людей, сильных духом, исполнителей, которые через хоровое искусство несут духовность, эстетику, чистоту и внутреннюю созерцательность.
А что Вы ждете от этого путешествия и от своего выступления?
Наверное, расширения горизонтов духовных. Я ездила в Россию, по Золотому кольцу, в Дивеево была. И в Украине имела возможность к святыням прикладываться, но съездить на территорию Беларуси еще не было возможности.
Однажды наш владыка Варсонофий принес мне сборничек нот монахини Иулиании (Денисовой), и у себя на клиросе мы эти песнопения спели. Еще я смотрела фильм «Инокиня» и подумала: «Вот бы мне поехать в этот монастырь!» У меня муж долгие годы жил в Беларуси, и мы думали вместе с ним как-нибудь приехать. А тут я узнала, что в Елисаветинском монастыре есть хоровой фестиваль. И мне очень захотелось сделать это для детей, которые живут мыслью о мире, живут с Богом в душе, с верой, с надеждой на будущее, которые хотят участвовать в паломнических поездках.
Для нас важна эта поездка не только географически — вы настолько отдаленная от нас точка на карте, что мы менее хлопотно можем поехать в любую точку России. Но мы почему-то думаем, что едем не просто к единоверцам, а к единомышленникам. И есть стремление к соборной молитве. Нам важно, что это именно белорусская земля, именно этот монастырь.
Мы очень хотим приехать. Очень! Об этом молятся все, с кем мы поддерживаем контакты. Все с невероятным трепетом и желанием работают, и мы очень хотим, чтобы все сложилось, чтобы Бог нам помог, и мы смогли спеть у вас в монастыре то, что так долго и тщательно готовим.
Дай Бог, чтобы Ваши ожидания, чаяния, всё-всё исполнилось! Алиме, какие церковные песнопения для Вас любимые? Какие у Вас предпочтения?
Я очень люблю музыку П. Чеснокова, А. Архангельского, А. Гречанинова и Д. Бортнянского. Это такие композиторы, к которым я отношусь с невероятным пиететом. И как профессиональный хормейстер все без исключения произведения этих композиторов считаю величайшими образцами хоровой музыки в мировой музыкальной культуре. Я думаю, что исполнение хотя бы одного из этих произведений в рамках фестиваля «Державный глас» будет для нас особенным счастьем.
 
Вообще, я детей своих настраиваю, что счастье — при исполнении духовного произведения на концертной площадке достигнуть переживания того, что в одно время, в один момент соединяется эмоциональное, психическое, физическое, душевное и духовное. Мы надеемся, что сможем хотя бы немного приблизиться к тому эталону звучания, на который настраиваемся, и достигнем со-настроенности не только голосов, но и душ, и сердец, потому что в духовной музыке иначе невозможно! В ином случае любой исключительно вокально-технический результат твоей работы невозможно наполнить душевным теплом и духом.
Алиме Мурзаева родилась в небольшом шахтерском городке Луганской области — Теплогорске. Среднее специальное образование получила в Северодонецком музыкальном училище на отделении хорового дирижирования. Затем поступила в Донецкую государственную консерваторию (ныне музыкальная академия), окончила ее в 1997 году. В этой же академии прошла стажировку в ассистентуре, также стажировалась в Первой Международной баховской Академии (Штутгарт, Германия и Донецк, Украина). С 2000 года руководит хоровым коллективом Донецкой музыкальной академии. С 2016 года является заведующей кафедры хорового дирижирования академии и проректором по научной работе.
 
Беседовала Елена Наследышева
19.10.2017

Оставлять комментарии могут только прихожане этого храма

в ответ на комментарий

Комментарий появится на сайте после подтверждения вашей электронной почты.

С правилами ознакомлен

Защита от спама:

Рекомендуем