Продолжается прием Записок на Рождественский (Филиппов) пост: на ежедневное поминовение о Здравии вас, ваших детей и близких, и на ежедневное поминовение об Упокоении ваших усопших родных в 5 монастырей.

Адрес электронной почты
Пароль
Я забыл свой пароль!
Входя при помощи этих кнопок, вы подтверждаете согласие с правилами
Имя
Адрес электронной почты
Пароль
Регистрируясь при помощи этих кнопок, вы подтверждаете согласие с правилами
Сообщество

Соотечественники

СИДЕТЬ СПОКОЙНО

ПРОТОИЕРЕЙ АНДРЕЙ ТКАЧЕВ
otrok-ua.ru/fileadmin/user_upload/010/sit_down.jpg Сидеть спокойно
Есть люди, готовые горы свернуть, лишь бы
сделать мир лучше. Они часто обвиняют в равнодушии тех, кто не разделяет
их жажды перемен. Но стоит полистать учебник истории, чтобы убедиться:
стать в строй и пойти маршем недостаточно для всеобщего счастья
человечества. Не будет лишним сперва понять, куда движется этот строй
энтузиастов...

Кто-то сказал, что зло торжествует тогда, когда
хорошие люди сидят сложа руки. Сказано, как отрезано. Попробуй
не согласись. Согласился — и сразу, как миражи, встают перед глазами
образы людей с горящими взорами и волевыми подбородками. Их много, этих
людей, они идут так, словно накатывают людскими волнами на берег
истории. Они смелы и полны благородных мыслей. Их цель — менять
к лучшему несправедливую жизнь.

Осторожно подхожу к одному и спрашиваю: «Далеко
собрались, товарищ?» — «Иду, — отвечает, — в общем порыве менять жизнь
к лучшему. Хватит злу безнаказанно над человечеством издеваться».
— «А что конкретно делать будете, товарищ?» — спрашиваю осторожно.
— «Пока не знаю. Но делать же что-то надо. Нельзя же сидеть сложа руки».

Он уходит, уносимый морем подобных энтузиастов,
поднимая пыль и этой же пылью дыша. А я остаюсь на месте и повторяю про
себя им сказанные слова: «Что делать, не знаю, но надо же что-то
делать»...

Добрые люди, хорошие люди, послушайте. Послушайте
все вы, кто считает себя хорошим, а источник зла полагает где-то далеко
от себя. Послушайте вы, не умеющие усидеть на месте, но толком
не знающие, что делать. Не меня, конечно, слушайте. Что вам я? Исаию
послушайте.

Я сказал им: ваша сила — сидеть спокойно (Ис. 30, 7). И ещё: Оставаясь на месте и в покое, вы спаслись бы; в тишине и уповании крепость ваша; но вы не хотели (Ис. 30, 15).

Избыток энергии при моральном пафосе и вкупе
с туманом в голове — для сатаны это словно «коктейль Молотова».
Из правдолюбцев и холериков, из тех, у кого повышен градус
требовательности к миру, а в голове куча мала обрывочных мыслей, да всё
чужих, — именно из этих персонажей можно лепить всё что угодно. У кого
сильна воля и ясны поставленные задачи, кто последователен и зол, тот
слепит из этой массы безмозглых энтузиастов любую фигуру. Если, конечно,
сами энтузиасты себя не перегрызут, споря о том, в какую сторону
печатать революционный шаг.

Сидеть спокойно. Как это прекрасно. Думается, прежде чем заслужить у Господа похвалу (Мария же избрала благую часть, которая не отнимется у неё),
Мария уже любила сидеть на месте, размышляя. А Марфа, наверняка, любила
носиться из угла в угол, да всё с делами, да всё с неотложными. Какие
они были по жизни, такие, видно, они были и пред Господом. Одна — у ног
со вниманием. Другая — с кастрюлями у очага. Таких больше. Таких «тьмы
и тьмы».

Ну и бегали бы себе сами. Так нет, им хочется весь
мир увлечь в водоворот своего холерического энтузиазма. Они уверены, что
понимают всё правильно. Они не допускают мысли, что их активность — это
не благие порывы хорошего человека, а суетливая гадость с претензией.

Я лежал лет в восемь в больнице с аппендицитом.
А рядом лежал такой же, как я, парнишка. Нас в одно время
прооперировали. Есть нельзя, пить нельзя. Швы ноют. Переворачиваться
с боку на бок больно. Нянечка губы смачивает водичкой каждые полчаса.
Утром к нам пришли родители. К нему — бабушка. Он ноет: «Есть хочу».
А доктор категорически запретил давать что-либо есть сутки или больше.
Не помню. Помню — сказал: «Потеряете ребёнка». Но что такое доктор, если
ребёнок просит есть? Бабушка бежит в булочную и возвращается с плетёной
булкой. Внучек ест, а через пару часов его увозят в морг. Бабушка —
убийца.

Она убийца по факту, но не по намерению.
По намерению она — лучший друг голодного внука. Но факт сильнее
намерения. Она — убийца. Причём убийца из-за своей человеколюбивой
упёртости, из-за априорной уверенности в своей правоте. «Я ж плохого
не хочу. Я хорошего хочу». Объясни такой человеколюбивой дуре, что
несвоевременная и неразумная любовь страшнее пистолета. Не объяснишь.

Была б она одна такая. Но таков весь род
человеческий. Все уверены в своей правоте, все готовы глотку перегрызть,
доказывая, что желают только добра. И все убивают друг друга, если
не одним махом при помощи камня или ножа, то медленно, при помощи
вражды, обид, сплетен, козней, осуждения. Какая-то банда человеколюбивых
убийц, уверенных в кристальной честности собственных намерений.
Классический злодей на таком фоне выглядит приличной фигурой. По крайней
мере, фальши меньше, и всё сначала понятно.

Зло торжествует не тогда, когда хорошие люди сидят
тихо. Зло торжествует тогда, когда нравственные пигмеи вообразили, что
они великаны. Когда эти ложные великаны закатали рукава и решились
бороться со злом, которое, как им кажется, понятно и очевидно. Тогда
зло, тонкое и ускользающее, хитрое и неуловимое, овладевает этими
слепцами и творит из них своё орудие.

Им бы тихо посидеть, подумать. Так нет. Чувство
собственной правоты в дорогу зовёт. Остановитесь, прошу вас. Не я прошу.
Пророки просят. Остановитесь на путях ваших... и рассмотрите, где путь добрый, и идите по нему (Иер. 6, 16).

Ваша сила — сидеть спокойно.

14 января 2015 в 15:00

Верно подмечено...главное - намного легче осчастливить все человечество...и куда как сложнее сделать счастливыми тех, кто рядом...

в ответ на комментарий

Комментарий появится на сайте после подтверждения вашей электронной почты.

С правилами ознакомлен

Защита от спама:

    Рекомендуем