Чудотворный Пояс Пресвятой Богородицы в Зачатьевском монастыре Москвы Подать записку на Молебен перед святым чудотворным Поясом Богородицы за себя, родных и близких. Отправить записки

Адрес электронной почты
Пароль
Я забыл свой пароль!
Входя при помощи этих кнопок, вы подтверждаете согласие с правилами
Имя
Адрес электронной почты
Пароль
Регистрируясь при помощи этих кнопок, вы подтверждаете согласие с правилами

прав. Прокопий Устюжский, Христа ради юродивый

Дни памяти (по старому/новому стилю):
8 июля (21 июля)
Житие, обретение мощей

В пер­вой по­ло­вине XIII ве­ка, во дни сла­вы и мо­гу­ще­ства Нов­го­ро­да, в чис­ле за­мор­ских тор­го­вых го­стей, при­ез­жав­ших еже­год­но во мно­же­стве, при­был од­на­жды с бо­га­тым гру­зом то­ва­ров немец­кий ку­пец. Ка­ко­го он был ро­да и пле­ме­ни и из ка­ко­го го­ро­да – неиз­вест­но. Без вся­ко­го со­мне­ния, ему и его то­ва­ри­щам и на мысль не при­хо­ди­ло дол­го про­быть, а тем бо­лее остать­ся на­все­гда в су­ро­вой и хо­лод­ной Рос­сии. Кто мог ду­мать, что этот мо­ло­дой ку­пец, вос­пи­тан­ный в до­воль­стве и рос­ко­ши и с мла­ден­че­ства на­пи­тан­ный враж­деб­ным пра­во­сла­вию ка­то­ли­че­ским уче­ни­ем, ре­шит­ся доб­ро­воль­но на всю жизнь под­верг­нуть се­бя все­воз­мож­ным ли­ше­ни­ям и стра­да­ни­ям, что при ви­ди­мом ску­до­умии он со­х­ра­нит муд­рость и чи­сто­ту серд­ца, до­стигнет вы­со­ты нрав­ствен­но­го со­вер­шен­ства, сде­ла­ет­ся укра­ше­ни­ем Пра­во­слав­ной Церк­ви, ве­ли­ким чу­до­твор­цем, за­щит­ни­ком и по­кро­ви­те­лем сво­е­го но­во­го оте­че­ства. Ис­тин­но, си­ла Бо­жия в немо­щи со­вер­ша­ет­ся (2Кор.12:9). Див­ны де­ла Гос­под­ни, ди­вен Бог во свя­тых Сво­их!

Ко­гда Про­ко­пий при­был в Нов­го­род, то неволь­но был по­ра­жен мно­же­ством и кра­со­той церк­вей и мо­на­сты­рей, доб­ро­глас­ным зво­ном мно­го­чис­лен­ных ко­ло­ко­лов, на­бож­но­стью и усер­ди­ем на­ро­да к цер­ков­ным служ­бам – че­го он ни­ко­гда не ду­мал встре­тить меж­ду людь­ми, не по­ви­ну­ю­щи­ми­ся рим­ско­му пер­во­свя­щен­ни­ку. А ко­гда мо­ло­дой че­ло­век по сво­ей лю­бо­зна­тель­но­сти по­се­тил храм Св. Со­фии и дру­гие церк­ви и мо­на­сты­ри, услы­шал строй­ное пе­ние ли­ков, уви­дел чин­ное и бла­го­го­вей­ное слу­же­ние, тор­же­ствен­ность и бла­го­ле­пие об­ря­дов Пра­во­слав­ной Церк­ви, то бла­го­дать Бо­жия кос­ну­лась его серд­ца. Он уми­лил­ся до глу­би­ны ду­ши, так что не за­хо­тел уже боль­ше воз­вра­щать­ся на ро­ди­ну, ре­шил­ся при­нять пра­во­сла­вие и стал ис­кать че­ло­ве­ка, ко­то­рый бы мог на­учить его дог­ма­там ве­ры и уста­вам Пра­во­слав­ной Церк­ви. Ему ука­за­ли на Ху­тын­ский мо­на­стырь, неза­дол­го (1192 г.) пред тем ос­но­ван­ный и сла­вив­ший­ся стро­го­стью уста­ва и свя­то­стью жиз­ни сво­их ино­ков.

В то вре­мя в мо­на­сты­ре под­ви­зал­ся ста­рец Вар­ла­ам Прок­ши­нич, ста­рав­ший­ся во всем под­ра­жать прп. Вар­ла­а­му Ху­тын­ско­му († 1192; па­мять 6/19 но­яб­ря), ос­но­ва­те­лю оби­те­ли. К нему об­ра­тил­ся Про­ко­пий и, при­пав­ши к но­гам, со сле­за­ми про­сил на­учить его ис­тин­ной ве­ре. Сна­ча­ла уди­ви­тель­ным по­ка­за­лось стар­цу, что мо­ло­дой и бо­га­тый ино­стра­нец, при­е­хав­ший в Нов­го­род для тор­гов­ли, ищет пра­во­сла­вия, но, убе­див­шись в ис­крен­но­сти же­ла­ния Про­ко­пия, с оте­че­ской лю­бо­вью при­нял его к се­бе и стал учить за­по­ве­дям Бо­жи­им, уста­вам и чи­но­по­ло­же­ни­ям Пра­во­слав­ной Церк­ви. Не на­прас­ны бы­ли на­став­ле­ния и тру­ды муд­ро­го по­движ­ни­ка: Про­ко­пий с охо­той слу­шал при­ме­ры из оте­че­ских пи­са­ний, жи­тий свя­тых и соб­ствен­ных на­блю­де­ний стар­ца и ста­рал­ся за­пе­чат­леть в сво­ем серд­це. Осо­бен­но тро­га­ли его жи­тия пре­по­доб­ных и Хри­ста ра­ди юро­ди­вых, доб­ро­воль­но под­вер­гав­ших­ся раз­лич­ным ли­ше­ни­ям и тру­дам и при этом еще ста­рав­ших­ся скры­вать свои по­дви­ги от лю­дей. «Вот, – ду­мал он, – как лю­ди тру­ди­лись и тер­пе­ли для спа­се­ния сво­ей ду­ши; вот при­ме­ры, ко­то­рым я дол­жен под­ра­жать». И с каж­дым днем бо­лее и бо­лее стал чув­ство­вать от­вра­ще­ние от мир­ской жиз­ни и воз­го­рать­ся лю­бо­вью к Бо­гу. На­ко­нец он раз­дал все свое име­ние и бо­гат­ство ча­стью ни­щим, ча­стью на со­ору­же­ние хра­ма в Ху­тын­ской оби­те­ли и, ре­ши­тель­но ни­че­го не оста­вив се­бе, стал жить в оби­те­ли как один из стран­ных, еже­днев­но по­се­щая все цер­ков­ные служ­бы и усерд­но слу­жа бра­тии. Из­ба­вив­шись от всех по­пе­че­ний и жи­тей­ских за­бот, Про­ко­пий ощу­тил спо­кой­ствие в сво­ей ду­ше, но­вый об­раз жиз­ни сер­деч­но ему по­лю­бил­ся, и он же­лал всю свою жизнь про­ве­сти в ти­шине уеди­нен­ной кел­лии под мир­ным кро­вом свя­той оби­те­ли.

Но нов­го­род­цы, узнав­ши о том, что Про­ко­пий при­нял свя­тую ве­ру и раз­дал все свое име­ние, ста­ли хва­лить и пре­воз­но­сить его. Неко­то­рые да­же на­роч­но при­хо­ди­ли на Ху­тынь, чтобы толь­ко ви­деть Про­ко­пия, по­то­му что сла­ва о нем расп­ро­стра­ни­лась во всех кон­цах го­ро­да и пя­ти­нах нов­го­род­ских. Тя­же­ло бы­ло Про­ко­пию слы­шать о се­бе та­кие раз­го­во­ры. Люд­ская сла­ва, ли­шив­шая по­коя его сми­рен­ное серд­це, сде­ла­лась для него невы­но­си­мым бре­ме­нем. Опа­са­ясь из-за нее ли­шить­ся сла­вы небес­ной, он от­крыл стар­цу Вар­ла­а­му свою ду­шев­ную скорбь и стал про­сить у него со­ве­та и бла­го­сло­ве­ния уда­лить­ся ку­да-ли­бо, где бы его ни­кто не знал. Ста­рец спер­ва удер­жи­вал его, со­ве­туя луч­ше не вы­хо­дить из оби­те­ли и да­же за­клю­чить­ся в за­твор, но непре­клон­но бы­ло же­ла­ние Про­ко­пия, как буд­то что влек­ло его из оби­те­ли. И сколь­ко Вар­ла­ам ни ста­рал­ся, не мог оста­но­вить его, и, пре­по­дав­ши на­став­ле­ние, ста­рец с мо­лит­вой и бла­го­сло­ве­ни­ем от­пу­стил сво­е­го уче­ни­ка в путь.

Без вся­ких средств к жиз­ни, не взяв­ши ни­че­го да­же на до­ро­гу, в бед­ной одеж­де Про­ко­пий вы­шел из мо­на­сты­ря. Он спе­шил оста­вить нов­го­род­ские пре­де­лы и устре­мил­ся в неиз­вест­ные ему во­сточ­ные стра­ны, то­гда еще не гу­сто на­се­лен­ные и по­кры­тые дре­му­чи­ми ле­са­ми и бо­ло­та­ми. Ча­сто уста­ло­му стран­ни­ку по­сле длин­но­го це­ло­днев­но­го пу­ти при­хо­ди­лось оста­вать­ся без пи­щи, спать на ули­це под до­ждем и вет­ром, ес­ли не встре­ча­лось со­стра­да­тель­но­го че­ло­ве­ка, ко­то­рый бы вы­звал­ся на­кор­мить и успо­ко­ить его, ибо Про­ко­пий, сколь­ко бы ни был го­ло­ден, ни­ко­гда ни­че­го не про­сил и пред­став­лял из се­бя глу­по­го. Мно­го на­сме­шек и оскорб­ле­ний, ру­га­тельств и по­бо­ев пе­ре­нес он от гру­бых лю­дей на пу­ти, мно­го при­ве­лось ему в сво­ем вет­хом ру­би­ще по­тер­петь и от лет­не­го жа­ра и на­се­ко­мых, и от зим­них вьюг и трес­ку­чих мо­ро­зов. Но он не уны­вал и не па­дал ду­хом, зная, что каж­дый день доб­ро­воль­ных его зло­стра­да­ний, каж­дый шаг по это­му уз­ко­му и ис­тин­но крест­но­му пу­ти при­бли­жа­ют его к веч­но­му по­кою и Небес­ной От­чизне. Юрод­ствуя днем, он и но­чью не да­вал се­бе по­коя, про­во­дил ее в ко­ле­но­пре­кло­не­нии и мо­лит­вах, вспо­ми­ная сло­ва апо­сто­ла: Мно­ги­ми скор­б­ми по­до­ба­ет нам вни­ти в Цар­ствие Бо­жие (Де­ян.14, 22) и ста­ра­ясь уте­шать се­бя тем, что все зем­ные скор­би, как бы они ни ка­за­лись нам ве­ли­ки и тяж­ки, ни­что в срав­не­нии с небес­ны­ми за них наг­ра­да­ми (Рим.8:18). Пе­ре­хо­дя та­ким об­ра­зом из стра­ны в стра­ну, из го­ро­да в го­род и все да­лее и да­лее углуб­ля­ясь на во­сток, Про­ко­пий до­шел до Устю­га.

По­яв­ле­ние в го­ро­де неиз­вест­но­го юро­ди­во­го с ко­чер­га­ми в ру­ках – ибо бла­жен­ный Про­ко­пий но­сил в ру­ках три ко­чер­ги или де­ре­вян­ных клю­ки –
и ед­ва при­кры­то­го ру­би­щем ско­ро об­ра­ти­ло на него вни­ма­ние жи­те­лей. Он и здесь ско­ро сде­лал­ся пред­ме­том на­сме­шек и по­ру­га­ния лю­дей гру­бых, ко­то­рые не сты­ди­лись да­же и бить его без вся­кой с его сто­ро­ны при­чи­ны. Несмот­ря на это, го­род по­нра­вил­ся бла­жен­но­му, и он ре­шил­ся на­все­гда остать­ся в нем. Так Устюг сде­лал­ся ме­стом, на­зна­чен­ным ему Про­мыс­лом, где он дол­жен был про­во­дить и кон­чить свой мно­го­труд­ный по­двиг. Пред­став­ля­ясь безум­ным и юрод­ствуя днем на ули­цах го­ро­да, он каж­дую ночь об­хо­дил все го­род­ские церк­ви, при­па­дал на ко­ле­ни и со сле­за­ми мо­лил­ся в от­кры­тых их па­пер­тях. Ко­гда же из­ну­рен­ное по­стом и бде­ни­ем те­ло его от­ка­зы­ва­лось слу­жить и тре­бо­ва­ло от­дох­но­ве­ния, он на крат­кое вре­мя ло­жил­ся где по­па­ло: в некры­том са­рае, на ку­че на­во­за, на го­лой зем­ле или на камне, несмот­ря ни на ка­кую по­го­ду: и ле­том, и зи­мой, хо­тя изо­дран­ное ру­би­ще ед­ва при­кры­ва­ло его те­ло и он был по­чти наг и бос. Ес­ли со­стра­да­тель­ные и доб­рые лю­ди по­да­ва­ли ему ми­ло­сты­ню, он при­ни­мал с лю­бо­вью и бла­го­дар­но­стью, но не каж­дый день. А от бо­га­чей, на­жив­ших­ся неправ­дою, ни­ко­гда ни­че­го не брал, хо­тя был го­ло­ден, а неред­ко и по несколь­ко дней оста­вал­ся со­вер­шен­но без вся­кой пи­щи. Это был му­че­ник, из люб­ви к Бо­гу доб­ро­воль­но об­рек­ший се­бя на скор­би и ли­ше­ния вся­ко­го ро­да. И как он воз­лю­бил Гос­по­да всей ду­шой, для Него оста­вил все свое бо­гат­ство и пе­ре­дал се­бя изу­ми­тель­ным по­дви­гам са­мо­от­вер­же­ния, так и Гос­подь воз­лю­бил его и, по­доб­но древним свя­тым про­ро­кам, да­ро­вал Сво­е­му из­бран­ни­ку дар пред­ви­де­ния и про­ро­че­ства.

Дол­го ски­та­ясь по го­ро­ду, вез­де го­ни­мый и оскорб­ля­е­мый, пра­вед­ный Про­ко­пий из­брал на­ко­нец ме­стом по­сто­ян­но­го сво­е­го жи­тель­ства угол па­пер­ти ог­ром­но­го вы­со­ко­го со­бор­но­го хра­ма Успе­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри, сруб­лен­но­го из де­ре­ва. Здесь стал он пре­бы­вать ле­то и зи­му, не опус­кая ни од­ной цер­ков­ной служ­бы, но­чи про­во­дил в мо­лит­вах, а днем юрод­ство­вал по ули­цам го­ро­да.

Мно­го опы­тов ду­хов­ной муд­ро­сти и про­зор­ли­во­сти по­ка­зал бла­жен­ный Про­ко­пий во вре­мя мно­го­лет­не­го сво­е­го юрод­ство­ва­ния в Устю­ге. Ко­гда он бе­се­до­вал с людь­ми бла­го­че­сти­вы­ми, пред ко­то­ры­ми не счи­тал нуж­ным скры­вать­ся, то каж­дое его сло­во и дей­ствие бы­ло на­став­ле­ни­ем и предо­сте­ре­же­ни­ем. Ко­гда же юрод­ство­вал и ка­зал­ся по­ме­шан­ным, мно­гие по­ступ­ки его для лю­дей вни­ма­тель­ных име­ли смысл про­ро­че­ский. За­ме­ча­ли, на­при­мер, что ко­гда он бе­гал по го­ро­ду и, раз­ма­хи­вая сво­и­ми ко­чер­га­ми, дер­жал их го­ло­ва­ми квер­ху, то в тот год бы­вал хо­ро­ший уро­жай на хлеб и пло­ды; ес­ли же обо­ра­чи­вал ко­чер­ги го­ло­ва­ми кни­зу, то бы­вал неуро­жай и во всем недо­ста­ток, так что при­хо­ди­лось неволь­но всем сми­рять­ся.

Важ­ней­шим из мно­гих про­ро­че­ских пред­ска­за­ний и чу­дес пра­вед­но­го Про­ко­пия бы­ло из­бав­ле­ние Устю­га от ис­треб­ле­ния ка­мен­но-ог­нен­ной ту­чей. Это бы­ло в 1290 го­ду, за 13 лет до его кон­чи­ны.

В один вос­крес­ный день, ко­гда бы­ло мно­го на­ро­да за служ­бой в со­бо­ре, юро­ди­вый вдруг об­ра­тил­ся ко всем с та­ким уве­ща­ни­ем: «При­бли­жа­ет­ся гнев Бо­жий, по­кай­тесь, бра­тия, во гре­хах ва­ших, уми­ло­стив­ляй­те Бо­га по­стом и мо­лит­вой, ина­че го­род по­гибнет от гра­да ог­нен­но­го». «Он не в сво­ем уме и ни­ко­гда не го­во­рит ни­че­го дель­но­го. Что его слу­шать?» – ска­за­ли устю­жане и не об­ра­ти­ли ни­ка­ко­го вни­ма­ния на сло­ва пра­вед­ни­ка. Люб­ве­обиль­но­му серд­цу Про­ко­пия тя­же­ло бы­ло встре­тить в граж­да­нах та­кую бес­печ­ность и лег­ко­мыс­лие в то вре­мя, ко­гда страш­ная опас­ность, угро­жав­шая им, уже ви­се­ла над го­ро­дом. От пе­ча­ли и го­ре­сти серд­ца он ед­ва мог до­сто­ять до окон­ча­ния ли­тур­гии и, вы­шед­ши на па­перть, уда­лил­ся в свой угол, за­ры­дал и, об­ли­ва­ясь сле­за­ми, про­пла­кал весь тот день и ночь, да и на дру­гой день не пе­ре­ста­вал пла­кать. Неко­то­рые со­стра­да­тель­ные лю­ди, ви­дя его неутеш­ный плач, спра­ши­ва­ли его: «Что с то­бою, Про­ко­пий, что ты непре­стан­но пла­чешь? Что у те­бя за пе­чаль на серд­це?». Об­ли­ва­ясь сле­за­ми, он от­ве­чал им сло­ва­ми Спа­си­те­ля: Бди­те и мо­ли­тесь, да не вни­ди­те в на­пасть (Мф.24:41). На тре­тий день бла­жен­ный Про­ко­пий по­шел по все­му го­ро­ду про­по­ве­до­вать по­ка­я­ние жи­те­лям, со сле­за­ми всем и каж­до­му он го­во­рил: «Плачь­те, дру­ги, плачь­те о гре­хах ва­ших, по­ги­бель близ­ка, мо­ли­тесь, чтобы из­ба­вил вас Гос­подь от пра­вед­но­го Сво­е­го гне­ва и не по­гу­бил вас, как Со­дом и Го­мор­ру, за без­за­ко­ния ва­ши». Но и эта вто­рая про­по­ведь оста­лась бес­плод­ной, оже­стев­шие во гре­хах устю­жане ока­за­лись ху­же ни­не­ви­тян. Они не толь­ко не ду­ма­ли ка­ять­ся, но еще сме­я­лись и из­де­ва­лись над про­по­вед­ни­ком, как над безум­ным. Мо­лит­вен­ни­ком за по­ги­ба­ю­щий го­род остал­ся один Про­ко­пий, пе­чаль­но воз­вра­тив­ший­ся в свой угол на па­пер­ти.

В сле­ду­ю­щее вос­кре­се­нье в пол­день яви­лось на небо­склоне чер­ное об­ла­ко. При­бли­жа­ясь к го­ро­ду, оно ста­ло рас­ти бо­лее и бо­лее, так что на­ко­нец день прев­ра­тил­ся в тем­ную ночь. Мол­нии бе­га­ли ог­нен­ны­ми по­ло­са­ми, и страш­ные гро­хо­ты гро­ма раз­да­ва­лись в воз­ду­хе, не пре­ры­ва­ясь ни на ми­ну­ту. То­гда-то уви­де­ли, что го­ро­ду гро­зит ги­бель, вспом­ни­ли о про­по­ве­ди Про­ко­пия и по­ве­ри­ли ему. И стар, и млад, и ни­щие, и бо­га­тые – все бро­си­лись в хра­мы, осо­бен­но же в со­бор­ный храм Бо­го­ро­ди­цы. Про­ко­пий был уже там и, пад­ши пред ико­ной Бла­го­ве­ще­ния Бо­го­ро­ди­цы, с горь­ки­ми сле­за­ми мо­лил­ся, чтобы Ма­терь Бо­жия бы­ла Хо­да­та­и­цей за лю­дей пре­ступ­ных. И весь на­род с ры­да­ни­ем мо­лил­ся о спа­се­нии от гне­ва Бо­жия, все еди­но­глас­но взы­ва­ли: «Вла­ды­чи­це, спа­си нас!». Дол­го мо­лил­ся бла­жен­ный, не под­ни­мая го­ло­вы сво­ей от по­ла и оро­шая его сво­и­ми сле­за­ми, и вот от ико­ны Бо­го­ро­ди­цы по­тек­ло ру­чей­ком ми­ро и по хра­му раз­ли­лось бла­го­уха­ние. В то же вре­мя про­изо­шла пе­ре­ме­на в воз­ду­хе: не ста­ло бо­лее удуш­ли­во­го зноя, утих­ли мол­нии и гро­мы, разо­шлись ту­чи. Ско­ро узна­ли, что за 20 верст от Устю­га, в Ко­то­валь­ской во­ло­сти, упа­ли с гра­дом рас­ка­лен­ные ка­ме­нья. И дол­го был ви­ден ло­ма­ный опа­лен­ный лес, над ко­то­рым раз­ра­зил­ся гнев Бо­жий, по­ща­див­ший го­род, в страх и сви­де­тель­ство бу­ду­щим ро­дам. Но ни­кто не был по­ра­жен ни в го­ро­де, ни в окрест­но­стях. Меж­ду тем ми­ра от свя­той ико­ны ис­тек­ло столь­ко, что им на­пол­ни­ли цер­ков­ные со­су­ды, ма­зав­ши­е­ся им по­лу­ча­ли ис­це­ле­ние от раз­лич­ных бо­лез­ней, а две бес­но­ва­тые жен­щи­ны осво­бо­ди­лись от сво­е­го лю­то­го му­чи­те­ля. Об­щая ра­дость за­сту­пи­ла ме­сто пе­ча­ли и рас­про­стра­ни­лась по все­му го­ро­ду. Это чуд­ное из­бав­ле­ние го­ро­да от неми­ну­е­мой и яв­ной ги­бе­ли об­ра­ти­ло бы­ло вни­ма­ние граж­дан на Про­ко­пия, но он при­пи­сал его ми­ло­сер­дию и хо­да­тай­ству Бо­жи­ей Ма­те­ри и по-преж­не­му про­дол­жал свой по­двиг и юрод­ством за­кры­вал от лю­дей обиль­ную бла­го­дать, в нем оби­тав­шую.

Лю­би­мым ме­стом, где ча­сто и дол­го си­жи­вал бла­жен­ный Про­ко­пий, был ка­мень на бе­ре­гу ре­ки Су­хо­ны непо­да­ле­ку от со­бо­ра. Здесь, смот­ря на пла­ваю­щих в ма­лых лод­ках через боль­шую ре­ку, он мо­лил­ся, чтобы они не по­то­ну­ли, и убе­ди­тель­но про­сил ми­мо­хо­дя­щих по­греб­сти его тут. «По­ло­жи­те здесь мои ко­сти, на этом ме­сте, а ка­мень сей, на ко­то­ром си­жу ныне, по­ло­жи­те на мо­ей мо­ги­ле, и воз­даст вам Гос­подь бла­гое в день пра­вед­но­го су­да Сво­е­го», – го­во­рил он устю­жа­нам.

Ко­гда Про­ко­пий при­шел в Устюг, бы­ли еще в жи­вых пре­ста­ре­лые су­пру­ги Иоанн и Ма­рия, за­слу­жив­шие от совре­мен­ни­ков на­зва­ние пра­вед­ных (па­мять 29 мая/11 июня). Юрод­ствуя по го­ро­ду, он ино­гда за­хо­дил к ним в дом, бе­се­до­вал с ни­ми о поль­зе ду­ши, что до­став­ля­ло стар­цам неска­зан­ное удо­воль­ствие, так как и он сам, и пра­вед­ные су­пру­ги, хо­тя и раз­лич­ны­ми пу­тя­ми, стре­ми­лись к од­ной и той же це­ли. Но осо­бен­ным дру­гом и со­бе­сед­ни­ком его был пре­по­доб­ный Ки­при­ан († 1276; па­мять 29 сен­тяб­ря/12 ок­тяб­ря), ос­но­ва­тель Устюж­ско­го Ар­хан­гель­ско­го мо­на­сты­ря. Од­на­ко ни у Иоан­на и Ма­рии, ни у Ки­при­а­на са­мо­про­из­воль­ный му­че­ник не ис­кал по­коя для сво­ей пло­ти и не хо­тел поль­зо­вать­ся ни­ка­ки­ми удоб­ства­ми зем­ной жиз­ни. По­сле их бла­жен­ной кон­чи­ны бли­же дру­гих к юро­ди­во­му был бла­го­че­сти­вый кли­рик со­бор­ной церк­ви Си­ме­он, впос­лед­ствии ро­ди­тель свт. Сте­фа­на Перм­ско­го († 1396; па­мять 26 ап­ре­ля/9 мая). В про­дол­же­ние мно­гих лет Си­ме­он был оче­вид­ным сви­де­те­лем пре­бы­ва­ния Про­ко­пия на со­бор­ной па­пер­ти и умел усмот­реть в нем под кро­вом юрод­ства ве­ли­кую ду­хов­ную муд­рость и оби­лие бла­го­да­ти Бо­жи­ей. Ему мы обя­за­ны при­ве­де­ни­ем в из­вест­ность и со­хра­не­ни­ем для потом­ства сле­ду­ю­ще­го див­но­го со­бы­тия из жиз­ни бла­жен­но­го Про­ко­пия.

Уже в по­след­ний год жиз­ни Про­ко­пия зи­ма на­ста­ла столь же­сто­ка и су­ро­ва, что та­кой не пом­ни­ли ста­ро­жи­лы. Силь­ная вью­га, про­дол­жав­ша­я­ся две неде­ли, за­нес­ла сне­гом до­ма да­же внут­ри го­ро­да, а мо­роз и се­вер­ный ве­тер так бы­ли рез­ки, что пти­цы па­да­ли мерт­вые и мно­го по­гиб­ло ско­та. Мно­же­ство на­ро­да по­мерз­ло в го­ро­де и окрест­но­стях, осо­бен­но тер­пе­ли ни­щие и стран­ные, сте­ная из глу­би­ны серд­ца. Мож­но пред­ста­вить се­бе, ка­ко­во бы­ло в этот мо­роз на­го­му Про­ко­пию, ко­то­рый обык­но­вен­но про­во­дил тру­же­ни­че­скую жизнь свою на вы­со­кой хо­лод­ной со­бор­ной па­пер­ти, не имел ни хра­ми­ны, ни по­сте­ли, ни теп­лой одеж­ды. Осла­бев­ший от ста­ро­сти и тер­за­е­мый нестер­пи­мым мо­ро­зом, он вы­шел бы­ло из па­пер­ти и пы­тал­ся най­ти теп­лый угол, чтобы хо­тя сколь­ко-ни­будь по­греть­ся, но ко­гда не уда­лось, при­нуж­ден был воз­вра­тить­ся на преж­нее ме­сто и здесь, за­бы­тый и остав­лен­ный все­ми, пе­ре­но­сил неимо­вер­ные стра­да­ния. Ко­гда вью­га уня­лась и ста­ло несколь­ко теп­лее, юро­ди­вый вы­шел из па­пер­ти и нап­ра­вил­ся за цер­ковь, в уголь­ный дом, к лю­би­мо­му им кли­ри­ку Си­мео­ну. Как бы ни­сколь­ко не по­стра­дав от мо­ро­за, с свет­лым ли­цом и при­ят­ным сме­хом он во­шел в ком­на­ту, спра­ши­вая хо­зя­и­на. Изу­мил­ся Си­ме­он, уви­дев­ши у се­бя юро­ди­во­го, ибо ду­мал, что он за­мерз во вре­мя столь лю­то­го про­дол­жи­тель­но­го мо­ро­за, и, об­няв­ши его со сле­за­ми, с ра­до­стью спе­шил при­вет­ство­вать и при­нять до­ро­го­го го­стя. Ко­гда на­ча­ли раз­го­ва­ри­вать, Про­ко­пий спро­сил Си­мео­на: «Для че­го ты, брат мой, так скор­бел и се­то­вал обо мне и те­перь пла­чешь? Не уны­вай, при­го­товь тра­пе­зу, чтобы нам вме­сте вку­сить се­го­дня пи­щи». Си­ме­он об­ра­до­вал­ся неожи­дан­но­му пред­ло­же­нию и не знал, как и бла­го­да­рить за него го­стя. Меж­ду тем, по­ка го­то­ви­ли и со­би­ра­ли на стол, бла­жен­ный Про­ко­пий опять спро­сил Си­мео­на: «Ска­жи мне ис­кренне, доб­рый брат мой, ты мно­го по­жа­лел обо мне, стран­ном че­ло­ве­ке, ду­мая, что я уже за­мерз от этой лю­той сту­жи? Что же бы­ло бы то­гда с бра­ти­я­ми мо­и­ми ни­щи­ми? Нет! Хра­нит Гос­подь лю­бя­щих Его, бли­зок к со­кру­шен­ным серд­цем и спа­са­ет сми­рен­ных Пре­свя­тым Сво­им Ду­хом. Ес­ли ты и впредь бу­дешь лю­бить ме­ня, то по­лу­чишь мно­го уте­ше­ния для ду­ши. Не про­ли­вай же бо­лее обо мне слез, ибо ве­ли­кая ра­дость бы­ва­ет че­ло­ве­ку, ко­то­рый скор­бит всей ду­шой и всем серд­цем сво­им упо­ва­ет на Бо­га и в сем ве­ке, и в бу­ду­щем». Из этих слов бла­жен­но­го Си­ме­он по­нял, что нечто див­ное со­вер­ши­лось с ним во вре­мя страш­но­го мо­ро­за, и, дру­же­ски об­ни­мая и це­луя его, стал спра­ши­вать бла­жен­но­го о его тер­пе­нии, умо­ляя не та­ить бла­го­да­ти Бо­жи­ей и не скры­вать от него, как об­на­жен­ное стар­че­ское те­ло его в те­че­ние столь­ких дней и но­чей мог­ло пе­ре­не­сти та­кую страш­ную сту­жу. Дол­го мол­чал бла­жен­ный Про­ко­пий, как бы о чем раз­мыш­лял, и, вздох­нув из глу­би­ны серд­ца, сквозь сле­зы от­ве­чал: «Ка­кую поль­зу хо­чешь ты, брат мой, по­лу­чить от нечи­сто­го и юро­ди­во­го, ва­ля­ю­ще­го­ся в смра­де гре­хов сво­их? Но ве­ли­кая лю­бовь твоя ко мне по­буж­да­ет по­ве­дать те­бе мою тай­ну. За­кли­наю те­бя од­на­ко же Бо­гом, Со­зда­те­лем и Спа­си­те­лем на­шим Иису­сом Хри­стом, что по­ка я жив, ты не от­кро­ешь то­го, что я по­ве­даю те­перь люб­ви тво­ей». Си­ме­он пок­лял­ся со­хра­нить тай­ну, и бла­жен­ный Про­ко­пий от­крыл ему сле­ду­ю­щее.

«Ко­гда впер­вые под­ня­лась эта страш­ная вью­га, ужас­нул­ся я и уже от­ча­ял­ся в жиз­ни, ду­мая, что не в си­лах бу­ду пе­ре­не­сти ее в мо­ей на­го­те. Ма­ло­ду­ше­ство­вал я и вы­шел но­чью из па­пер­ти со­бор­ной, из-под кро­ва Бо­жи­ей Ма­те­ри. Спер­ва устре­мил­ся я к сто­я­щим на­про­тив со­бо­ра ма­лым хи­жи­нам убо­гих лю­дей, на­де­ясь об­ре­сти у них хо­тя крат­кий по­кой и укрыть­ся от сту­жи, но они не толь­ко не пу­сти­ли ме­ня, а еще, вы­ско­чив из хи­жин, пал­ка­ми про­гна­ли ме­ня, как ка­ко­го-ни­будь пса, ру­га­ясь и кри­ча вслед: “Прочь, прочь от­сю­да, мерз­кий юро­ди­вый!” В стра­хе бе­жал я от них уже и сам не знаю ку­да, до­ро­гой мыс­лен­но мо­лил­ся и го­во­рил сам с со­бою: “Бу­ди имя Гос­подне бла­го­сло­вен­но от­ныне и до ве­ка; луч­ше уме­реть мне Хри­ста ра­ди, и Гос­подь вме­нит мне то в пра­вед­ность”. Не ви­дя от вью­ги пред со­бой ни­че­го, на­брел я до­ро­гой на пу­стую хи­жи­ну, в уг­лу ко­то­рой ле­жа­ло несколь­ко псов, спря­тав­ших­ся от мо­ро­за. Я лег бы­ло под­ле них, чтобы хо­тя сколь­ко-ни­будь от них со­греть­ся, но они, уви­дев ме­ня, все вско­чи­ли и бро­си­лись вон. То­гда я по­ду­мал: “Вот до че­го я мер­зок и гре­шен, что не толь­ко ни­щие, но и псы гну­ша­ют­ся мною”. То­гда при­шла мне на серд­це та­кая мысль: лю­ди от­верг­ли ме­ня, ни­ко­му я не ну­жен, воз­вра­щусь на ста­рое ме­сто, пусть бу­дет что угод­но Бо­гу, ес­ли и умру, так в свя­том ме­сте, под кро­вом Бо­жи­ей Ма­те­ри. И со­брав­ши по­след­ние си­лы, по­бе­жал об­рат­но к церк­ви. Во­шед­ши на па­перть, я сел в уг­лу, скор­чив­шись от же­сто­ко­го хо­ло­да. Все чле­ны мои дро­жа­ли, а я, взи­рая на ико­ну Спа­си­те­ля и Бо­жи­ей Ма­те­ри, пла­кал и мо­лил­ся, но мо­лил­ся уже о спа­се­нии ду­ши, ибо уже жить не на­де­ял­ся и каж­дый вздох ка­зал­ся мне по­след­ним, так как те­ло мое со­всем оце­пе­не­ло и по­си­не­ло. Ко­гда я на­ко­нец на­чал за­бы­вать­ся и те­рять со­зна­ние, вдруг по­чувст­во­вал ка­кую-то необык­но­вен­но при­ят­ную теп­ло­ту, от­крыв уже сме­жив­ши­е­ся гла­за, я уви­дел пред со­бой пре­крас­но­го юно­шу, ли­цо ко­то­ро­го бы­ло так свет­ло, что невоз­мож­но бы­ло смот­реть на него, как буд­то го­рел на нем луч солн­ца. В ру­ке у него бы­ла чуд­ная ветвь, рас­цвет­шая вся­ки­ми цве­та­ми – и бе­лы­ми, и алы­ми, ис­пус­кав­ши­ми из се­бя чуд­ные аро­ма­ты – не ми­ра се­го тлен­ная ветвь, но рай­ская. Взгля­нув на ме­ня, он ска­зал: “Про­ко­пий, где ты ныне?”. “Си­жу во тьме и се­ни смерт­ной, око­ван же­ле­зом”, – ска­зал я ему в от­вет. То­гда юно­ша уда­рил ме­ня цве­ту­щей бла­го­вон­ной вет­вью пря­мо в ли­цо и ска­зал: “При­и­ми ныне неувя­да­е­мую жизнь во все твое те­ло и раз­ре­ше­ние оце­пе­не­ния, по­стиг­ше­го те­бя от мо­ро­за”. И вдруг по­сре­ди невы­но­си­мой зим­ней сту­жи бла­го­во­ние ве­сен­них цве­тов про­ник­ло в мое серд­це и на­пол­ни­ло ме­ня все­го. Как мол­ния, блес­нул и скрыл­ся от ме­ня небес­ный по­слан­ник, но жизнь, дан­ная им оце­пе­нев­шим мо­им чле­нам, при­ра­зи­лась мне, и я жив до­се­ле. Вот что слу­чи­лось со мной, греш­ным юро­дом, в это страш­ное вре­мя, но ты, брат мой, помни свои клят­вы и ни­ко­му не рас­ска­зы­вай о том ра­нее мо­ей смер­ти». Ска­зав это, бла­жен­ный Про­ко­пий по­спеш­но вы­шел из до­ма Си­мео­на и воз­вра­тил­ся на со­бор­ную па­перть, чтобы про­дол­жать свои по­дви­ги непре­стан­ной мо­лит­вы к Бо­гу и юрод­ства пред людь­ми.

Не на­прас­но пи­тал ду­хов­ную при­язнь к бла­го­че­сти­во­му Си­мео­ну угод­ник Бо­жий, про­ви­дя про­зор­ли­вым оком свя­щен­ную ле­то­росль, имев­шую от него воз­ник­нуть. Но не ему от­крыл он сию ра­дост­ную тай­ну, а той, ко­то­рой еще в дет­стве пред­наз­на­че­но бы­ло в су­пру­же­стве с Си­мео­ном ро­дить ве­ли­ко­го Сте­фа­на. Еще трех толь­ко лет бы­ла сия бла­жен­ная Ма­рия, дочь по­сад­ско­го че­ло­ве­ка Ве­ли­ко­го Устю­га. Слу­чи­лось ей од­на­жды ид­ти с ро­ди­те­ля­ми ми­мо со­бор­ной церк­ви Успе­ния Бо­го­ма­те­ри во вре­мя ве­чер­не­го пе­ния, ко­гда мно­го на­ро­да сто­я­ло око­ло церк­ви, вни­мая Бо­же­ствен­ной служ­бе. Про­ко­пий вы­шел из па­пер­ти и, как бы юрод­ствуя пред людь­ми, по­кло­нил­ся до зем­ли от­ро­ко­ви­це и гром­ко ска­зал: «Вот идет мать ве­ли­ко­го от­ца на­ше­го Сте­фа­на, епи­ско­па и учи­те­ля Перм­ско­го». По­ди­ви­лись бо­го­моль­цы, слы­ша сло­ва юро­ди­во­го, и ед­ва ли кто из них при­нял их за про­ро­че­ство и по­ве­рил им, ибо в то вре­мя не бы­ло еще в Пер­ми ни од­ной хри­сти­ан­ской ду­ши. Ну а Ма­рия, впо­след­ствии всту­пив­шая в су­пру­же­ство с Си­мео­ном, дей­стви­тель­но ста­ла ма­те­рью Сте­фа­на, апо­сто­ла зы­рян.

При­быв­ши в Устюг еще в луч­шей по­ре сво­е­го воз­рас­та, бла­жен­ный Про­ко­пий до­стиг глу­бо­кой ста­ро­сти и дав­но уже был по­крыт се­ди­ной, хо­тя по-преж­не­му бод­рым ду­хом и с юно­ше­ским жа­ром про­дол­жал свои изу­ми­тель­ные по­дви­ги, что ни­ко­му из граж­дан и на мысль не при­хо­ди­ло, что ве­ли­кий по­движ­ник до­жи­ва­ет уже по­след­ние свои дни и что ско­ро они долж­ны бу­дут рас­стать­ся с ним. Од­на­жды, ко­гда пра­вед­ник но­чью мо­лил­ся на па­пер­ти, явил­ся ему Ан­гел Бо­жий и воз­ве­стил о ско­ром окон­ча­нии его по­дви­га, об от­ше­ствии его к Бо­гу, на­зна­чив и са­мый день его кон­чи­ны. С ве­ли­чай­шей ра­до­стью услы­шал о том Про­ко­пий и еще бо­лее пре­дал­ся по­дви­гам са­мой пла­мен­ной мо­лит­вы, в те­че­ние несколь­ких дней не от­хо­дил от хра­ма Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, го­то­вясь к сво­е­му ис­хо­ду. На 8 июля но­чью вы­шел он из со­бор­ной па­пер­ти и на­пра­вил­ся к оби­те­ли по­кой­но­го дру­га сво­е­го прп. Ки­при­а­на. Там пе­ред свя­ты­ми вра­та­ми пра­вед­ный Про­ко­пий, встав на ко­ле­ни, по­след­ний раз воз­нес пла­мен­ную мо­лит­ву к Бо­гу, бла­го­да­ря Его за все бла­го­де­я­ния, ко­то­ры­ми Гос­подь на­гра­дил его в жиз­ни от пер­вых дней юно­сти до ста­ро­сти, при­звав его от мра­ка за­блуж­де­ния к све­ту ис­ти­ны и из стра­ны да­ле­кой при­вед­ши в бо­го­спа­са­е­мый град Устюг, под кров до­ма Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. Ото­шед­ши от свя­тых во­рот на ко­нец мо­ста, Про­ко­пий воз­лег тут и, огра­див се­бя крест­ным зна­ме­ни­ем, сло­жил крес­то­об­раз­но ру­ки на гру­ди и с мо­лит­вой ис­пу­стил дух.

Как бы для то­го, чтобы свя­тое и мно­го­стра­даль­ное те­ло его не оста­лось без кро­ва, в ту же ночь, несмот­ря на лет­нюю по­ру, вы­пал снег и по­крыл зем­лю на две чет­вер­ти, а над мо­ща­ми бла­жен­но­го Про­ко­пия снеж­ной бу­рей на­ве­я­ло су­гроб в две са­же­ни вы­ши­ны. Изу­ми­лись устю­жане, встав­ши по­ут­ру и ви­дя до­ма и ули­цы, по­кры­тые сне­гом. По­гиб­ли, ду­ма­ли они, весь хлеб и ово­щи, но на­стал жар­кий сол­неч­ный день, и к ве­че­ру снег рас­та­ял, не по­вре­див рас­ти­тель­но­сти. Меж­ду тем со­бор­ные свя­щен­но­слу­жи­те­ли за­ме­ти­ли, что про­тив по­сто­ян­но­го обы­чая, ка­ко­го бла­жен­ный дер­жал­ся в те­че­ние мно­гих де­сят­ков лет, его не бы­ло в церк­ви на утрен­нем пе­нии, и на­ча­ли о нем спра­ши­вать го­ро­жан, но ни­кто ни­че­го не мог ска­зать. То­гда ста­ли ис­кать его по все­му го­ро­ду, обо­шли все церк­ви и опять ни­где не мог­ли его най­ти. Толь­ко на чет­вер­тый день об­ре­ли свя­тое те­ло бла­жен­но­го на кон­це мо­ста к мо­на­сты­рю, ле­жа­щее на го­лой зем­ле и по­кры­тое су­гро­бом сне­га, ко­то­рый слу­жил ему по­кро­вом и все еще не рас­та­ял, то­гда как в дру­гих ме­стах вез­де бы­ло уже су­хо. С бла­го­го­ве­ни­ем и сле­за­ми свя­щен­но­слу­жи­те­ли под­ня­ли те­ло бла­жен­но­го труд­ни­ка и всем со­бо­ром, с пе­ни­ем псал­мов, све­ча­ми и фимиа­мом, на го­ло­вах сво­их пе­ре­нес­ли его в со­бор­ную цер­ковь и оста­ви­ли там до тех пор, по­ка все граж­дане не со­бе­рут­ся на по­гре­бе­ние. На том ме­сте, где об­ре­те­но бы­ло те­ло его, в па­мять со­бы­тия во­дру­зи­ли де­ре­вян­ный крест, а по­том, по вре­ме­ни, за­ме­ни­ли его ка­мен­ным и по­стро­и­ли ча­сов­ню.

Со­шел­ся весь на­род Ве­ли­ко­го Устю­га с же­на­ми и детьми в со­бор­ную цер­ковь Бо­жи­ей Ма­те­ри, и на­ча­лось над­гроб­ное пе­ние сре­ди все­об­ще­го пла­ча и ры­да­ния. Со сле­за­ми бла­го­дар­но­сти вспо­ми­на­ли граж­дане оте­че­ские за­бо­ты юро­ди­во­го о их спа­се­нии, его пред­ска­за­ния и про­по­ведь пред на­ше­стви­ем гне­ва Бо­жия, чуд­ное из­бав­ле­ние го­ро­да от ог­нен­ной ту­чи и мно­гие дру­гие зна­ме­ния, быв­шие от бла­жен­но­го. Мно­гие неутеш­но пла­ка­ли и скор­бе­ли о том, что по сво­е­му неве­же­ству и гру­бо­сти счи­та­ли его безум­ным, сме­я­лись и оскорб­ля­ли его. По со­ве­рше­нии над­гроб­но­го пе­ния те­ло бла­жен­но­го с ве­ли­кой че­стью бы­ло от­не­се­но на бе­рег ре­ки Су­хо­ны на то ме­сто, где он лю­бил си­деть на камне и мо­лить­ся о пла­ва­ю­щих по ре­ке и где про­сил по­хо­ро­нить его. Там и пре­да­ли те­ло его зем­ле и ка­мень по­ло­жи­ли на его мо­ги­лу, на­чер­тав на нем год, ме­сяц и чис­ло его кон­чи­ны. Это бы­ло в 1303 го­ду.

Устю­жане, не умев­шие по­нять и оце­нить че­ло­ве­ка Бо­жия при жиз­ни, не уме­ли со­хра­нить и пе­ре­дать потом­ству по­дроб­но­стей чуд­но­го его жи­тия, хо­тя он про­жил в их го­ро­де бо­лее по­лу­ве­ка и был из­ве­стен каж­до­му. «Мно­го­ст­ра­даль­ное же жи­тие то­го и про­зор­ли­вство не бе пре­да­но пи­са­нию ис­пер­ва, но ток­мо по­вест­во­ва­ни­я­ми ска­зо­ва­ше­ся от древ­них по­след­ним», – го­во­рит свт. Ди­мит­рий Ро­стов­ский. Уже мно­го лет спу­стя по­сле бла­жен­ной кон­чи­ны пра­вед­ни­ка, ко­гда мно­же­ство по­лу­чен­ных от него чу­дес­ных ис­це­ле­ний по­бу­ди­ло устю­жан по­стро­ить над мо­ги­лой его храм во имя его и уста­но­вить день празд­но­ва­ния его па­мя­ти, они со­бра­ли и за­пи­са­ли о жи­тии бла­жен­но­го Про­ко­пия то, что еще со­хра­ни­лось в пре­да­нии на­ро­да и рас­ска­зах от­цов и де­дов.

Про­шло бо­лее 130 лет по­сле кон­чи­ны бла­жен­но­го Про­ко­пия, а ме­сто его пог­ре­бе­ния оста­ва­лось ни­чем не ограж­ден­ным, кро­ме од­но­го ле­жа­ще­го на нем кам­ня. По­скор­бел ду­шой об этом один убо­гий че­ло­век, по име­ни Иоанн, ко­то­рый слы­шал о ве­ли­ких по­дви­гах бла­жен­но­го Про­ко­пия. Стал он под­ра­жать его чуд­но­му жи­тию и, на­пи­сав свя­щен­ный лик его, по­ста­вил в ча­сов­ню, ко­то­рую со­ору­дил сво­и­ми ру­ка­ми над его гро­бом ра­ди па­мя­ти и по­кло­не­ния бла­го­че­сти­вых лю­дей. Но по­мысл лу­ка­вый взо­шел в серд­це свя­щен­но­слу­жи­те­лей; они из­гна­ли бла­го­го­вей­но­го при­шель­ца, вы­нес­ли об­раз и раз­ме­та­ли ча­сов­ню.

Про­тек­ло не бо­лее три­на­дца­ти лет по­сле се­го со­бы­тия, ко­гда по­ве­ле­ни­ем ве­ли­ко­го кня­зя Иоан­на Ва­си­лье­ви­ча со всех сто­рон со­би­ра­лась рать на Ка­зань, и с Ве­ли­ко­го Устю­га при­шли рат­ни­ки в Ниж­ний Нов­го­род, где дол­гое вре­мя сто­я­ли на стра­же от на­ше­ствия ка­зан­ских та­тар. В то вре­мя по­пуще­ни­ем Бо­жи­им за гре­хи лю­дей по­валь­ная бо­лезнь сви­реп­ство­ва­ла в Ниж­нем. И это бы­ло на­ча­лом про­слав­ле­ния угод­ни­ка Бо­жия, ибо он на­чал яв­лять­ся в ноч­ных ви­де­ни­ях мно­гим из сво­их го­ро­жан в том зна­ко­мом им об­ра­зе, как они при­вык­ли его ви­деть на иконе в сво­ей ча­совне устюж­ской. Бла­жен­ный го­во­рил им, чтобы они да­ли обе­ща­ние по­ста­вить в Ве­ли­ком Устю­ге цер­ковь в па­мять Хрис­та ра­ди юро­ди­во­го Про­ко­пия, и ми­ну­ет­ся их бо­лезнь. Те из них, ко­то­рые да­ли обет сей, ис­це­ли­лись, те же, ко­то­рые по же­сто­ко­сер­дию сво­е­му не уве­ро­ва­ли, умер­ли от бо­лез­ни. Спас­ши­е­ся столь чу­дес­но от неми­ну­е­мой смер­ти рат­ни­ки по воз­вра­ще­нии в Устюг дей­стви­тель­но по­стро­и­ли цер­ковь, но не во имя его, а в честь свя­тых бла­го­вер­ных кня­зей Бо­ри­са и Гле­ба и ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ге­ор­гия. Но эта цер­ковь, как бы в на­ка­за­ние за пре­слу­ша­ние по­ве­ле­ния пра­вед­но­го Про­ко­пия, 1 ав­гу­ста 1490 го­да сго­ре­ла от мол­нии. То­гда устю­жане, в дру­гой раз хо­див­шие для за­щи­ты Ниж­не­го от та­тар, при воз­вра­ще­нии до­мой на­ру­би­ли на бе­ре­гу ре­ки Су­хо­ны ле­су, при­плы­ли на нем в Устюг и в 1495 го­ду по­стро­и­ли из него но­вую цер­ковь уже во имя пра­вед­но­го Про­ко­пия (на 192-м го­ду по­сле его пре­став­ле­ния), так как к то­му вре­ме­ни свя­тость его бы­ла за­сви­де­тельст­во­ва­на мно­ги­ми чу­де­са­ми. С это­го вре­ме­ни ча­ще ста­ли яв­лять­ся ис­це­ле­ния и чу­де­са от его гро­ба.

Мос­ков­ский Со­бор 1547 г. при­чис­лил пра­вед­но­го Про­ко­пия к ли­ку свя­тых и уста­но­вил со­вер­шать ему па­мять 8/21 июля.

Развернуть
Тропарь, кондак, величание

Тропарь праведного Прокопия, Христа ради юродивого, Устюжского чудотворца
глас 4
Просветився Божественною благодатию, Богомудре,/ и весь разум и сердце от суетнаго мира сего к Зиждителю неуклонно возложив/ целомудрием и многим терпением,/ во временней жизни течение добре скончал еси/ и веру соблюл еси непорочну./ Темже и по смерти явися светлость жития твоего:/ источаеши бо чудесем источник неисчерпаемый/ верою притекающим ко святому твоему гробу,/ Прокопие всеблаженне,/ моли Христа Бога,/ да спасет души наша.
Ин тропарь праведного Прокопия, Христа ради юродивого, Устюжского чудотворца
глас 4
В терпении твоем от Бога мзду дарований пророчества/ приял еси, блаженне,/ молитвами, бдением и лощением/ тело свое изнурив,/ душу же возвысив на Небесная,/ Царя всех Христа Бога славы зрети сподобися/ и неувядаемым венцем увязеся./ Емуже с лики святых предстоя,/ за люди своя моление предлагая,/ тепле пролия слез источник,/ избавил еси град Великий Устюг и люди своя/ от труса страшнаго, и огня, и напрасныя смерти./ Темже и мы, к честней раце твоей припадающе, вопием ти:/ о Прокопие чудоносне,/ ходатай нам буди ко Господу/ во дни нашедших печалей, рабом твоим,/ и молися, да спасет души наша.
Ин тропарь праведного Прокопия, Христа ради юродивого, Устюжского чудотворца
глас 4
От земли Воззвавый тя к вечным обителем/ соблюдает и по смерти неврежденно тело твое, святе,/ ты бо, в целомудрии и чистоте житие пожив, блаженне,/ не осквернил еси плоти нетлением смертным./ Темже тя любовию чтим, Прокопие.
Ин тропарь праведного Прокопия, Христа ради юродивого, Устюжского чудотворца
глас 2
В терпении твоем, святче Божий,/ от Господа мзду восприял еси/ и пожал еси ниву пищи райския,/ безсонным бдением и юродством тело твое изнурил еси/ и мудростию душу твою спасл еси,/ живота земнаго небрегл еси,/ но Небеснаго Царствия зрети возжелел еси,/ и Небеснаго Царя видети сподобился еси,/ и Тому поклонился еси./ Мы же, недостойный раби твой, ко гробу твоему умильно припадающе/ и сокрушенным сердцем взирающе на образ иконы твоей, сице вопием:/ о Прокопие чудный,/ ходатай буди и молитвенник ко Господу о рабех твоих/ и заступник граду нашему/ во дни нашедших печалей/ и молися ко Господу о спасении душ наших.
Ин кондак праведного Прокопия, Христа ради юродивого, Устюжского чудотворца
глас 4
Верою память твою, блаженне, совершающих/ и любовию празднующих святое торжество твое/ соблюдай от всякия злобы и соблазна змиина,/ имаши бо дерзновение ко всех Владыце,/ Егоже моли избавится от бед рабом твоим, Богомудре Прокопие.
Кондак праведного Прокопия, Христа ради юродивого, Устюжского чудотворца
глас 4
Христа ради юродством/ воздушная мытарства на руках ангельских неприкосновенно прешед,/ царскаго достигл еси престола/ и от Царя всех Христа Бога дар прием благодать исцелений,/ многими бо чудесы твоими и знамением страшным/ удивил еси град твой Великий Устюг:/ людем твоим милость испросив,/ миро от честнаго образа Пресвятыя Богородицы молитвою извел еси/ и недужным подал еси цельбы./ Тем же молим тя, чудоносче Прокопие:/ моли Христа Бога непрестанно подати грехов наших прощение.

Развернуть
Молитвы, акафист, канон

Молитва блаженному Прокопию Устюжскому

О великий угодниче Божий и чудотворче, святый блаженный Прокопие! Тебе молимся и тебе просим: молися о нас ко Всемилости­вому Богу и Спасу нашему Иисусу Христу, да пробавит милость Свою к нам, недостойным, и дарует нам вся, яже к животу и благочес­тию потребная: веры убо и любве преспеяние, благочестия умножение, мира утверждение, земли плодоносие, воздухов благорастворение и во всем благое поспешение. Град твой Устюг и вся грады и веси Российския предстательством твоим соблюди невредимы от всякаго зла. Всем православным христианом, тя молитвенно призывающим, коемуждо по нуждам их, потребная даруй: болящим — исцеление, скорбящим — утешение, бедствующим —поможение, унывающим — ободрение, нищим — снабдение, сирым — призрение, всем же нам дух покаяния и страха Божия испроси, да благочестно скончавше временное сие житие, сподобимся благую христианскую кончину и Царствие Небесное со избранными Божиими наследовати. Ей, праведниче Божий! Не посрами упования нашего, еже на тя смиренно возлагаем, но буди нам помощник и заступник в жизни, в смерти и по смерти нашей, да, твоим предстательством спасение улучивше, купно с тобою прославим Отца, и Сына, и Святаго Духа, и твое крепкое заступление о нас во веки веков. Аминь.

АКАФИСТ СВЯТОМУ БЛАЖЕННОМУ ПРОКОПИЮ УСТЮЖСКОМУ

Кондак 1

Избранный и дивный в житии и чудесех угодниче Божий, святый блаженный Прокопие, песньми духовными любовию восхваляем тя, небеснаго заступника нашего и молим ти ся прилежно: яко имеяй дерзновение ко Господу, молитвами твоими от всяких нас бед свобождай, да зовем ти:
Радуйся, святый блаженный Прокопие, великий и преславный чудотворче.
Икос 1

Ангел во плоти был еси, святе Прокопие, егда яко юрод Христа ради на земли являлся еси, да от людей святость жития твоего утаиши, безчестием же всяческим вечную славу на Небеси улучити сподобишася. Сего ради ублажаем тя сими хвалебными глаголы:
Радуйся, от земли Отечествия твоего спасения ради в землю Российскую смотрением Божиим приведенный.
Радуйся, от купли житейския к купле духовной промышлением Его обращенный.
Радуйся, в Велицем Новеграде светом веры православныя озаренный.
Радуйся, заблуждение еретическаго инославия далече от себе отринувый.
Радуйся, во обители Хутынстей благочестию христианскому добре навыкий.
Радуйся, наставлением старца духовнаго в православии крепко утвердивыйся.
Радуйся, богатство твое земное храмом Божиим и нищым иждивый.
Радуйся, в вольней нищете пребывати изволивый.
Радуйся, в Великий Устюг яко нищ и странен пришедый.
Радуйся, юродственное житие в нем проходивый.
Радуйся, от неразумных посмеваем, поругаем и биен яко юрод бывый.
Радуйся, терпением велиим и смирением совершенным душу твою к подвигом уготовавый.
Радуйся, святый блаженный Прокопие, великий и преславный чудотворче.
Кондак 2

Видев благолепие храмов Божиих в велицем Новеграде, и красоту службы церковныя, уязвился еси, Прокопие блаженне, любовию к православней вере Христовой, и сию не познати токмо, но и исполнити восхотев, в обитель преподобнаго Варлаама Хутынскаго пришел еси, и от игумена оныя наставлен быв, добре познал еси догматы святыя веры, и верен ея исповедник явился еси, зовый в Троице единому Богу: Аллилуиа.
Икос 2

Разум просвещен от Бога имый, добре суету и тленность сокровищ мира сего уразумел еси, Прокопие богомудре, и куплю земную оставль, вся стяжания твоя храмом Божиим, обителем иноческим и нищым расточил еси, сам нищ быв, да богатому в милости Христу Богу послужиши невозбранне, темже слышиши от нас сия похвалы:
Радуйся, куплю временную на вечную мудре пременивый.
Радуйся, Христа ради нищету вольную избравый.
Радуйся, руками нищих на небо сокровища твоя предпославый.
Радуйся, иго Христово радостно душею на ся восприявый.
Радуйся, алкавый и жаждавый на земли, да пищи нетленныя и пития духовнаго насладишися на небеси.
Радуйся, юродствовавый пред человеки, да ликовствуеши со ангелы.
Радуйся, всякое упокоение плотское возненавидевый.
Радуйся, в раздранней ветсей ризе ходивый.
Радуйся, плещи твоя на ударения вдавый.
Радуйся, ланиты твоя от заушений неотвративый.
Радуйся, оскорбления и оплевания кротце и незлобиве терпевый.
Радуйся, за оскорблявших тя Богу моливыйся.
Радуйся, святый блаженный Прокопие, великий и преславный чудотворче.
Кондак 3

Силою Господа Сил укрепляемь, мраз и зной добльственне претерпел еси, Прокопие блаженне, полунаг, во единей ризе лето и зиму обходяй стогны великаго Устюга, не имый места, где главу приклонити, токмо в притворе соборнаго Пресвятыя Богородицы храма нищетне пребываяй, идеже присно пел Христу Богу: Аллилуиа.
Икос 3

Имел еси, святче Божий, велие терпение и незлобие, памятуя бо распеньшагося нас ради Христа, о распинателех своих ко Отцу молившася, и ты о оскорблявших и бивших тя тепле молился еси, яко о благодетелех твоих. Темже настави и нас не памятозлобствовати, но в кротости духа вопити к тебе таковая:
Радуйся, словеса апостола Павла: «мы убо буи Христа ради», делы твоими известивый.
Радуйся, первый в Российстей стране юродства Христа ради подвиг на ся приявый.
Радуйся, великим праведником Симеону и Андрею Христа ради юродивым, верно подражавый.
Радуйся, подобно им поругания и биения претерпевый.
Радуйся, на высоту безстрастия восшедый.
Радуйся, во глубину смирения приникий.
Радуйся, кроткий Христов последователю.
Радуйся, незлобивый о оскорблявших тя предстателю.
Радуйся, ангелонравный человече.
Радуйся, зримый в мире обаче от мира сокровенный подвижниче.
Радуйся, Пресвятыя Богородицы избранный слуго.
Радуйся, милостей и щедрот Ея усердный прославителю.
Радуйся, святый блаженный Прокопие, великий и преславный чудотворче.
Кондак 4

Буря гнева Божия найде на град Устюг, гром и молния, и огненный дождь с небесе посланы быша во истребление граду, грехи своими Господа прогневавшему: но ты, святе Прокопие, явился еси умилостивитель гнева Божия, подвизая ближния твоя к покаянию, слезам и молитве, да сими преклонят на милость прогневаннаго Владыку небесе и земли, Емуже в молитвах усердне взывал еси: Аллилуиа.
Икос 4

Слышавше гром с небесе и видевше молнию и облаки огневидныя, дождь огнен на град их извести хотящыя, жители града, в страсе велием, притекоша в соборный храм Богоматере и тамо обретоша тя, святе Прокопие, со слезами молящяся пред иконою честнаго Ея Благовещения о спасении града матерними Ея ко Господу молитвами. Темже о спасенных предстательством твоим достоит звати тебе:
Радуйся, благоприятный ко Господу молитвенниче.
Радуйся, слезами молитвенными огнь гнева Божия угасивый.
Радуйся, прогневаннаго Создателя всяческих на милость к людем согрешившым преклонивый.
Радуйся, руки твоя святыя ко Господу на умоление со упованием простиравый.
Радуйся, Пресвятую Владычицу Богородицу в помощницу молитвам твоим призвавый.
Радуйся, матерним Ея предстательством ко Христу Богу, тучи гнева Небеснаго отвративый.
Радуйся, град согрешивший к покаянию призвавый.
Радуйся, от гибели огненныя дивно его избавивый.
Радуйся, праведниче, егоже ради помилова Господь многия грешники.
Радуйся, посредниче между Богом и согрешившими человеки.
Радуйся, покаяния проповедниче немолчный.
Радуйся, благочестия наставниче нелицеприятный.
Радуйся, святый блаженный Прокопие, великий и преславный чудотворче.
Кондак 5

Боготочный источник мира благоуханна источися от святыя иконы Благовещения Пресвятыя Богородицы, пред неюже со слезами молился еси, блаженне Прокопие, в соборнем храме со всеми людьми: и се абие тучи огненныя от града Устюга уклонишася в пустынная места, и тамо камение огненное одождиша, не вредивше никогоже от людей. Поминающе убо велие сие милосердия Божия чудо, со благоговением зовем чудес Творцу Богу: Аллилуиа.
Икос 5

Видевше людие Устюжстии спасение свое от гибели огненныя, и источник мира, текущий чудесне от иконы Богоматере, в радостный трепет приидоша, и благодариша Бога и Пречистую Богородицу со слезами. Мы же тебе, святе Прокопие, яко виновника таковой милости Божией и усерднаго о них молитвенника, ублажаем звании сими:
Радуйся, во смирении твоем высокая дарования небесная стяжавый.
Радуйся, нищетою вольною богатство чудес свыше приявый.
Радуйся, яко Моисей о людех града Устюга со дерзновением пред Богом ходатайствовавый.
Радуйся, яко Иеремиа с плачем велием люди Устюжстии к покаянию призвавый.
Радуйся, слез твоих теченьми, течение мира благодатнаго от иконы Богоматере испросивый.
Радуйся, яже из глубины воздыханьми, дыхание туч огненных безвредно людем сотворивый.
Радуйся, страхом гнева Божия люди ненаказанныя уцеломудривый.
Радуйся, яко Иона ниневитяном, людем Устюжским во спасение послуживый.
Радуйся, яко камение в пустыни, с небесе спадшее, до днесь молитв твоих действо свидетельствует.
Радуйся, яко камение сие, от рода в род, велие заступление твое граду Устюгу ясно знаменует.
Радуйся, яко древним пророком Божиим силою чудес уподобился еси.
Радуйся, яко любовию к Богу и ближним новозаветным праведником поревновал еси.
Радуйся, святый блаженный Прокопие, великий и преславный чудотворче.
Кондак 6

Проповедует присно Великий Устюг великое заступление твое, Прокопие богоблаженне, и светло красуется, стяжав тя помощника и покровителя себе. Молим убо тя, святе, не лиши и нас грешных твоея небесныя помощи и покрова молитв твоих: тебе бо благонадежно сами себе и друг друга вверяем, и во умилении глубоцем воспеваем прославльшему тя Царю Славы, Христу Богу: Аллилуиа.
Икос 6

Возсиял еси во граде Устюзе предивным житием твоим, преподобне Прокопие, яко звезда богосветлая, и лучами чудес твоих всю страну Российскую благодатне озаряеши: тако прослави тя во смирении твоем Христос Бог, прославляющыя Его прославляяй, не на небеси токмо, но и на земли, иже и нас научи вопити тебе сице:
Радуйся, добрый ревнителю подвигов духовных.
Радуйся, юродством Христа ради от человек сия утаевавый.
Радуйся, свеще, тму нечестия просвещающая.
Радуйся, лампадо, елей милости Божия изливающая.
Радуйся, правило веры в знамениих и чудесех являемое.
Радуйся, образе кротости, любовию о Христе немощи человеческия покрывающия.
Радуйся, надеждою Царствия Божия злострадания земная в сладость себе претворивый.
Радуйся, в любви божественней, яже есть соуз совершенства, благодатию Божией утвержденный.
Радуйся, дары Святаго Духа обогащенный.
Радуйся, терпеливый в скорбех.
Радуйся, благодушествуяй в поношениих.
Радуйся, святый блаженный Прокопие, великий и преславный чудотворче.
Кондак 7

Хотение едино имел еси, святе Прокопие, да утаиши от человек богоугодное житие твое и подвиги духовныя, чесо ради присно юродствовал еси во дни на стогнах града Устюга, посмеяния, оскорбления и заушения приемляй от человек неразумных, о юродстве твоем глумившихся, нощи же во бдениих и молитвах в притворе соборнаго храма Богоматере проводил еси, присно воспевая рождшемуся от Нея Спасу мира: Аллилуиа.
Икос 7

Новаго воистинну пророка, и дивнаго прозорливца яви тя Господь людем устюжским: мнози бо благоговейнии людие, познавше богоугодное и праведное житие твое, и в юродстве твоем высокую мудрость духовную уразумевше, послушаху словес твоих, яко словес великаго угодника Божия, емуже достоит пети таковая:
Радуйся, провидче, образы многими грядущая юродственне предвозвещавый.
Радуйся, сими благоплодие и неплодие земли на пользу людем предзнаменовавый.
Радуйся, прозорливче, сокровенная сердец человеческих духом Божиим прозиравый.
Радуйся, ко вразумлению слышащих сия им покаяния ради открывавый.
Радуйся, тайных беззаконий обличителю.
Радуйся, грозный нераскаянных грешников карателю.
Радуйся, небоязненный сильным мира суда Божия провозвестниче.
Радуйся, обидимых и гонимых заступниче.
Радуйся, в юной отроковице будущую матерь великаго святителя и просветителя Перми Стефана прозревый.
Радуйся, сие воистинну неложно о ней предсказавый.
Радуйся, о плавающих в ладиях по реце Сухоне усердныя молитвы приносивый.
Радуйся, обуреваемым волнами плавание благопоспешно молитвами твоими устроивый.
Радуйся, святый блаженный Прокопие, великий и преславный чудотворче.
Кондак 8

Странен и юрод Христа ради быв не обреташе блаженный Прокопие единою, зиме лютей сущей, крова к согреянию отмерзшия плоти своея: тогда Человеколюбец Господь посла ангела своего с ветвию цветов райских, еюже прикоснувся к лицу блаженнаго, теплоту живительную вдохну в хладное тело его, и тако согрет быв, и ожив радуяся, возопи ангелов и человеков Владыце Богу: Аллилуиа.
Икос 8

Весь Богу прилепился еси любовию, Прокопие достоблаженне: темже и Бог бе с тобою, по неложному обетованию своему. Сего ради, любовию чтуще тя, верный угодниче Христов, по долгу ублажаем тя пении сими:
Радуйся, ангелов радование.
Радуйся, человеков удивление.
Радуйся, мужу желаний духовных.
Радуйся, собеседниче сил безплотных.
Радуйся, вравие райское от ангела приявый.
Радуйся, благоуханием онаго оживленный.
Радуйся, от мраза лютаго неврежденный.
Радуйся, теплотою благодатною согретый.
Радуйся, благий сердцем.
Радуйся, кроткий нравом.
Радуйся, все упование твое на Господа возложивый.
Радуйся, во уповании твоем непосрамленный.
Радуйся, святый блаженный Прокопие, великий и преславный чудотворче.
Кондак 9

Ангели Небеснии дивляхуся видяще твое многострадальное житие, Прокопие преподобне, и сам Владыка и Царь ангелов Христос Господь осени тя благодатию своею божественною, еяже знамением быша чудеса, тобою совершенныя во славу имени Его Святаго, о нихже людие устюжстии прославляху прославльшаго тя Бога, вопиюще Ему: Аллилуиа.
Икос 9

Ветии человечестии не могут постигнути глубину премудрости Божией, яко не премудрых мира сего, но буих о Христе, избирает Бог в жилище благодати своея, сия тако о тебе сбывшаяся видяще, святе Прокопие, яко велия таинника Пресвятыя Троицы тя почитаем, и любовию от сердца возглашаем ти благохваления сицевая:
Радуйся, обетований евангелских наследниче.
Радуйся, преданий апостольских последователю.
Радуйся, мудрый странниче, иский Горняго Отечествия.
Радуйся, Божий избранниче, восшедый на высоту совершенства духовнаго.
Радуйся, буйством о Христе премудрость небесную стяжавый.
Радуйся, лишении временными довольство вечное искупивый.
Радуйся, яко злато в горниле огнем скорбей искушенный.
Радуйся, яко сребро чистое пред очами Божиими явльшийся.
Радуйся, в мужестве непоколебимый.
Радуйся, в терпении благоискусный.
Радуйся, кротостию злобу побеждавый.
Радуйся, во единем Бозе утешение обретавый.
Радуйся, святый блаженный Прокопие, великий и преславный чудотворче.
Кондак 10

Спасения надежду стяжав и от ангела Божия о кончине своей извещен быв, почи блаженный о Господе сном смертным пред враты обители Архангельския в Устюзе, сотаинником и другом его о Христе, преподобным Киприаном созданныя, душею же своею святою воспари ко обителем небесным, идеже ныне со ангельскими лики выну поет Богу: Аллилуиа.
Икос 10

Царя Небеснаго Христа верный раб был еси, Прокопие святе, от Негоже чудесы многими прославлен еси, яко и самый гроб твой, источник исцелений показася, к немуже недужнии с верою притекающе, здравие получаху, и тя, яко милостиваго и безмезднаго целителя прославляху, зовуще и глаголюще:
Радуйся, святче Божий, со святыми почиваяй и о грешных Бога умоляяй.
Радуйся, угодниче Христов, дары исцелений болящым подаваяй.
Радуйся, кончиною святою преселивыйся от земли на небо.
Радуйся, от горних высот на землю к просящым твоего заступления милостивно приникаяй.
Радуйся, разслабленных благодатный укрепителю.
Радуйся, бесноватых от насилия диавола свободителю.
Радуйся, покрытых язвами чудесне врачевавый.
Радуйся, тяжкими недуги одержимых и в нечаянии бывших паки в здравие приводивый.
Радуйся, ближним и дальним равно милостивно благотворивый.
Радуйся, гроб твой всем притекающым к нему верным врачебницу недугов показавый.
Радуйся, града Устюга неотступный хранителю.
Радуйся, чтущих святую память твою небесный покровителю.
Радуйся, святый блаженный Прокопие, великий и преславный чудотворче.
Кондак 11

Пение молебное совершаяй у гроба твоего, болящий Григорий, огневицею зельною обдержим бысть, егда точию коснувся целебней раце твоей, чудотворче святый Прокопие, абие здрав бысть, ин же боляй, болярин Владимир, егоже все тело язвами покровено бысть, единым шествием святыя иконы твоея исцеление совершенное прият, темже оба прослависта Бога, Дивнаго во святых своих, благодарне поюще Ему: Аллилуиа.
Икос 11

Светлостию чудес твоих, угодниче Божий, яко светило путеводное сияеши всем, хотящым благочестно о Христе жити, не потерпел бо еси мертвецу некоему, нечестиво жившу, близ гроба твоего погребену быти, но знамением некиим дивным удалил еси от себе, да научатся вси бегати скверн греха. Сего ради обиталище тя Духа Божия быти уведевше, зовем ти таковая:
Радуйся, веры Христовы плоды благодатныя в себе явивый.
Радуйся, яко солнце в добродетелех просиявый.
Радуйся, в крестоношении преуспевый.
Радуйся, все житие твое во угождение Богу постивый.
Радуйся, во благоухании святыни опочивый.
Радуйся, от гроба твоего жизнь нетления известивый.
Радуйся, яко рака твоя честная источник исцелений недугующым показася.
Радуйся, яко вси приходящии к ней с верою, благодатию освящени бывают.
Радуйся, врачу всем подающий многоразличныя исцеления.
Радуйся, страны Российския духовное украшение.
Радуйся, града Устюга благонадежное утверждение.
Радуйся, от бед и скорбей и смертоносных недугов скорое избавление.
Радуйся, святый блаженный Прокопие, великий и преславный чудотворче.
Кондак 12

Благодать Божию свыше испроси нам великий угодниче Божий, блаженный и праведный Прокопие, и буди о нас усердный молитвенник ко Господу, да утвердившеся в заповедех Господних, достигнем спасения вечнаго, и тако и на земли живых и в Царствии Небеснем выну поем Богу: Аллилуиа.
Икос 12

Поем дивное житие твое и преславная чудотворения твоя, святый праведный Прокопие, молитвенно почитаем святую память твою, яко от обителей горних к нам милостиво призираеши, и благодатно посещаеши, ущедряя дары духовными ублажающих тя сими похвалами:
Радуйся, Пресвятыя Троицы благодатию освещенный.
Радуйся, Пресвятыя Богородицы покровом осененный.
Радуйся, алавастре мира целебнаго.
Радуйся, сокровищнице даров Божия благодати.
Радуйся, благосердый предстателю, болящаго отрока милостивно исцеливый.
Радуйся, скорый помощниче, жену некую от плена агарянскаго свободивый.
Радуйся, крепкий к Богу ходатаю, пресвитера умиравшаго от смерти к жизни возвративый.
Радуйся, недугов целителю, немаго купно же и разслабленнаго здрава возставивый.
Радуйся, град твой Устюг от всякаго зла молитвами твоими избавляяй.
Радуйся, всем, имя твое молитвенно призывающым, на помощь притекаяй.
Радуйся, недугов душевных и телесных благодатный врачевателю.
Радуйся, благ временных и вечных нам усердный от Господа испросителю.
Радуйся, святый блаженный Прокопие, великий и преславный чудотворче.
Кондак 13

О великий угодниче Божий, и чудотворче святый блаженный Прокопие, услыши милостивно сие малое моление наше, в похвалу тебе приносимое, и умоли Господа и Спаса нашего Иисуса Христа, избавити нас геенны огненныя и мучений вечных, и сподобити нас Небеснаго Царствия, да с тобою во веки воспоим Ему, яко Спасителю нашему: Аллилуиа.
Этот кондак читается трижды, затем икос 1-й и кондак 1-й

Развернуть