Адрес электронной почты
Пароль
Я забыл свой пароль!
Входя при помощи этих кнопок, вы подтверждаете согласие с правилами
Имя
Адрес электронной почты
Пароль
Регистрируясь при помощи этих кнопок, вы подтверждаете согласие с правилами
Митрофорный протоиерей

САМЫЙ СТРАННЫЙ ГЛИНСКИЙ СВЯТОЙ ХХ ВЕКА.

ПАМЯТИ СХИАРХИМАНДРИТА ВИТАЛИЯ (СИДОРЕНКО)
(1928-1993)
t.me/Kerigma_orthodox
Предисловие
В 2009 году были канонизованы последние Глинские старцы: митрополит Зиновий (Мажуга), схиархимандриты Серафим (Романцов) и Андроник (Лукаш). Но серди них почему-то не оказалось их самого близкого друга и сподвижника схиархимандрита Виталия (Сидоренко). Этот странный и грустный факт говорит лишь о том, что клевета и сатанинские козни, которые строил враг рода человеческого против отца Виталия, все еще продолжают действовать. Дьявол приложил множество стараний, чтобы очернить память этого великого подвижника. Но светильник не может укрыться, стоя на верху горы. Отца Виталия почитают тысячи людей в разных уголках мира, а чудеса и исцеления, которые совершаются по молитвам к этому старцу, говорят о его несомненной святости.
Детство и юность.
В 1928 году в бедной крестьянской семье родился дивный ребенок. Когда его мать, будучи беременной, молилась о нем Богу, она увидела во сне два ярких солнца. «Откуда второе?» – подумала она. «Одно из них в твоем чреве», – послышался ей чей-то таинственный голос. Священник, который заносил ребенка в алтарь на сороковой день после родов, выйдя к матери, сказал ей: "Это дитя будет великим человеком". Были и другие знамения того, что отец Виталий был избран Богом еще с материнской утробы. Вся его жизнь стала тому ярким свидетельством. Какая-то особенная благодать почивала на мальчике с самого детства. Научившись читать, он первым делом освоил Евангелие и молитвослов. Молитва настолько увлекла его, что он уже в восемь лет сделал себе землянку и проводил в ней целые часы, упражняясь в Иисусовой молитве. Потом эта молитва сама вошла в его сердце и стала незримым наставником мальчика. Зашел Виталий в клуб – молитва прекратилась, значит туда ходить не надо. Надел кепку задом наперед, чтобы выглядеть залихватски, опять молитва не идет, значит нельзя заниматься самолюбованием и т.п. За то, что Виталий верил в Бога и проповедовал Его среди сверстников, его исключили из школы, когда он оканчивал седьмой класс. С четырнадцати лет Виталий стал "странничать" по святым местам. А когда ему в шестнадцать лет выдали паспорт, он его порвал. Так будущий старец совершал выбор своего жизненного пути. В 1948 году Виталий стал послушником монастыря Глинской пустыни. Однажды, забывшись, он молился, стоя на коленях прямо на льду реки. В это время духовнику монастыря отцу Андронику (Лукашу) было видение. Матерь Божия сказала ему: "Иди на реку. Спасай мое чадо". Оказывается, ноги Виталия примерзли ко льду так, что пришлось их вырубывать из речки. Благодать Божия вела его по стезе подвига юродства. Сначала незначительно, а потом все больше и больше за Виталием стали замечать разного рода странности. То он вместо трапезы начинал питаться помоями, то в отсутствие настоятеля монастыря раздал все вещи из его кельи богомольцам.
Со стороны советской власти с каждым годом ужесточался контроль над насельниками монастыря. Поскольку у Виталия не было ни паспорта, ни прописки, он был в самом опасном положении. Поэтому в конце пятидесятых годов, незадолго до закрытия монастыря, он переезжает на некоторое время жить в Таганрог.
Странничество
В этом городе Виталий проживал в домах верующих людей, но большей частью странствовал по святым местам. Иногда его сопровождали духовные чада, которых со временем становилось все больше и больше. Юродство не раз помогало ему избегать разного рода неприятностей. Однажды поздней осенью, когда его остановил милицейский патруль, Виталий заскочил в холодную лужу и стал в ней плескаться. Милиционеры сказали тем, кто шел вместе с праведником, чтобы они как можно скорее везли его в психиатрическую больницу. В другой раз стражи порядка, увидев группу странствующих людей и среди них человека в подряснике, потребовали у них документы. Тут Виталий буквально набросился на милиционеров, стал целовать их, называть своими ангелами-хранителями и прочь. Те опешили и решили, что лучше оставить этих людей в покое. Было и такое, что Виталий сам подходил к милиционеру, который встречался на пути, кланялся ему в ноги, становился на колени и начинал за него громко молиться Богу. Тут уже сам милиционер старался уйти от Виталия подальше. Но так бывало далеко не всегда.
Часто странника арестовывали и увозили в милицию. Возвращаясь оттуда, Виталий рассказывал, что его взяли к себе ангелы и долго-долго учили, потом гладили по голове, животу, спине, чтобы он был послушным и примерным христианином. "Гладили" – это значит сильно били. Однажды такие "ласки" закончились тем, что Виталия избили до смерти. Когда его привезли из милиции в больницу, врач констатировал смерть и оправил тело в морг. На другой день работник морга чуть не поседел, услышав, как один из "трупов" поет на весь морг пасхальный канон и кричит «Христос Воскресе». Тогда Виталия одели и отправили в больницу подлечиться. Там у него была обнаружена последняя стадия туберкулеза и начинающийся распад легких. Врачи сказали, чтобы он готовился к смерти. Но каким-то таинственным образом смерть прошла мимо, хотя окончательно туберкулез у него зарубцевался только в горах Абхазии. Виталий объяснил врачам: «Это Матерь Божия мне помогла». Побои, которые пришлось перенести подвижнику, не прошли для его здоровья бесследно. У него была повреждена кость бедра, и боли, которые он испытывал от этого всю жизнь, приносили ему большие страдания.
На горах Кавказа.
После закрытия Глинской пустыни старцы монастыря уехали на Кавказ продолжать свой монашеский подвиг. Туда же направил свои стопы и Виталий, который к этому времени уже был пострижен в иноки. Подробно о подвижниках на горах Кавказа можно узнать из книги монаха Меркурия (Попова) "Записки пустынножителя". Инок Виталий Сидоренко в ней обозначен под именем "больной брат". Келейное правило монахов начиналось с четырех часов утра и длилось до одиннадцати. Потом они занимались хозяйственными делами, читая при этом Иисусову молитву. За сутки им не разрешалось произносить больше двадцати четырёх слов, не считая молитвы. Общались часто жестами. С шестнадцати часов снова становились на молитвенное правило. Когда кулинарил отец Виталий, то он готовил еду на свой манер. Кашу он считал сваренной, как только заливал ее кипятком. Груши, которые сушились на печке, а потом лежали в золе, перед приготовлением компота никогда не мылись. Если братия жаловалась на то, что в сваренных грибах было полно червей, Виталий говорил, что нужно бояться червей внутренних. Сам же он вместо салата из огурцов ел огуречные очистки, а вместо арбуза только его корку. Все унижения и насмешки инок Виталий терпел без малейшего ропота. Вообще он использовал любую возможность, чтобы смириться перед другими. Как-то зимой один из монахов попросил Виталия спечь ему хлеба и принести в келью. Поскольку сапог в этот день ему не досталось, их одели другие подвижники для того, чтобы пойти в город, то Виталий натер ноги керосином и шел несколько километров босой по снегу, чтобы отнести испеченный хлеб. Но брату хлеб не понравился, и он отдал его Виталию обратно.
Никто и никогда не видел инока Виталия сердитым или недовольным. Он всех любил, всех жалел и ко всем относился одинаково хорошо, даже к тем, кто искал его смерти. Неоднократно подвижники Кавказа подвергались нападениям разбойников и бандитов, которые могли безнаказанно убивать монахов, зная, что им за это ничего не будет. Власти на это не обращали никакого внимания. Враг рода человеческого настраивал против монахов охотников, которым казалось, что в их кельях хранятся какие-то сокровища. Однажды инок Виталий шел лесом и услышал щелчок. Это чье-то ружье дало осечку, потом второй такой же. Через минуту из кустов показался лесник, который хотел убить Виталия. Он направил оружие вверх, и оно выстрелило. Тот с недоумением посмотрел сначала на ружье, потом на инока и пошел прочь. Позже Виталий отыскал этого человека для того, чтобы подарить ему два килограмма шоколадных конфет, по килограмму за каждый выстрел. В это время Виталий принимает монашеский постриг с именем Венедикт. Через некоторое время он тайно принимает схимнический постриг с именем Виталий. Поэтому мы так и продолжим называть старца этим именем.
Через некоторое время КГБ стало вести на монахов настоящую охоту. Их скрытые жилища обнаруживали с помощью вертолетов, после чего десантировали туда оперативные группы и бросали ни в чем не повинных людей в тюрьмы. Братство, с которым жил Виталий, было все арестовано. Самому монаху Виталию чудом удалось избежать ареста, поскольку он находился в это время в одном из селений, ухаживая за больным подвижником. После этих событий по благословению духовника в 1969 году монах Виталий перебирается жить в Тбилиси.
Тбилиси.
В это время в столице Грузии подвизался митрополит Зиновий (Мажуга), схиархимандрит Андроник (Лукаш) и другие Глинские старцы. Владыка Зиновий становится самым близким другом монаху Виталию. Через некоторое время митрополит Зиновий рукополагает его в иеромонахи. Духовные чада старца Виталия вспоминали как тот появился в Александро-Невском соборе в монашеских лохмотьях и рваной обуви. Владыка Зиновий с большой любовью отнесся к отцу Виталию, одел, обул его и поселил в квартире одной из монахинь. В это время милиция стала преследовать отца Виталия буквально по пятам. Оперативные группы устраивали обыски, допрашивали свидетелей, им во что бы то ни стало хотелось посадить подвижника в тюрьму. Поэтому по благословению своего духовника схиахримандрита Серафима (Романцова) отцу Виталию пришлось сделать паспорт для того, чтобы обезопасить себя от работников спецслужб. С тех пор он мог уже более свободно принимать своих духовных чад и давать им советы.
Суровая аскетическая жизнь в горах сильно подорвала здоровье отца Виталия. Он стал чувствовать острые желудочные боли. Иногда он бегал вприпрыжку по двору, юродствуя и делая вид, что ему очень весело, чтобы не кричать от боли. Только по цвету лица можно было понять, как ему плохо. В конце концов митрополит Зиновий благословил отца Виталия ехать в Россию и делать операцию. Как оказалось, у него была очень запущенная язва желудка, больные почки и туберкулез бедренной кости левой ноги. Ежедневно медсестра выкачивала по четыре литра жидкости из желудка старца. В 1979 году отец Виталий переносит сложнейшую операцию. Никто не надеялся на то, что он сможет выжить. Ему пришлось удалить две трети желудка. Сама желудочная ткань была настолько истончена, что под проколами ниток она просто рвалась. Врачи практически не давали надежды на то, что их пациент выживет. А сам старец видел, как врачам помогали во время операции великомученик Феодор Стратилат и святая мученица Ирина. Своему духовнику отец Виталий рассказывал, что был восхищен в рай и видел Богородицу. Матерь Божия приказала возвратить его обратно на землю, "потому что все слезами омочили". В это время тысячи духовных чад старца молились за своего любимого батюшку и просили Бога и Его Пречистую Матерь дать ему еще время земной жизни. Так и случилось. Несмотря на самые мрачные прогнозы, старец выжил и вернулся обратно в Тбилиси.
Еще при жизни в Таганроге Бог даровал отцу Виталию дар прозорливости, чудотворений и исцелений. За десять лет жизни в горах Кавказа эти дары у него возросли. Множество людей тянулись к старцу за духовной помощью. Его молитвы и наставления спасли не одну человеческую душу от вечной гибли и исцелили множество людей от физической смерти. Больше всего отец Виталий любил богослужение и в особенности литургию. Чтение синодиков и вынимание частиц о здравии и упокоении забирало у него несколько часов. Однажды сторож Александро-Невского собора увидел через окно, что в запертом храме стоит множество народа. В соборе же ночью находился только отец Виталий, который вынимал частички из просфор. Это были души тех людей, которых он поминал на проскомидии. Заупокойные синодики старца вмещали в себя Русских и Грузинский князей, царей, правителей, митрополитов и других видных лиц, чуть ли не с начала зарождения христианства в этих странах.
Как-то схиархимандриту Виталию явился дьявол и сказал: «Я отомщу тебе за твои синодики». Так и произошло. Через некоторое время на старца воздвигли такую гору клеветы и домыслов, что их хватило бы на то, чтобы опорочить десятки людей. Какие только страшные мерзости и глупости на него не возводили! Его обвиняли в колдовстве, в блуде, в том, что он крестит мертвых и молится за некрещенных. Старца Виталия даже обвиняли в том, что он закапывает в землю своих незаконнорожденных детей. Абсурдность клеветы не знала пределов. Многие люди охотно этому верили, пересказывали другим и еще дополняли что-то от себя. Отец Виталий все это знал и все всем прощал.
С особенной благодарностью вспоминают грузины помощь благодатного старца, которую они получили от него во время войны в начале девяностых годов. Многим отец Виталий тогда спас жизнь своими бесценными советами, прозревая будущее каждой семьи. До сих пор помнят грузины, как во время страшной бомбежки в 1991 году отец Виталий вышел на открытое возвышенное место, воздел руки с иконой Божией Матери, направив ее в сторону летящих с неба ракет и стал молиться. Десятки людей видели, как при этом снаряды меняли свои траектории, и многие из них, не долетев до земли, взрывались в воздухе.
К отцу Виталию за духовным советом обращались люди с самых разных концов СССР и даже из-за рубежа. Видя насквозь каждую человеческую душу, он помогал людям найти правильное решение в сложных жизненных ситуациях. Зная будущее, уберегал их от беды, многих людей исцелил от страшных неизлечимых болезней. Десять лет тому назад по благословению Московского и Грузинского Патриархов увидела свет книга, посвященная жизни этого дивного человека, которая так и называется "О жизни схиархимандрита Виталия" (М. Новоспасский монастырь. 2010 г.) В ней описаны и приведены документальные свидетельства чудотворений, пророчеств, исцелений, а также мудрые духовные рассуждения этого великого старца. В этой статье мы не имеем возможности описать даже малой их части. Не сомневаюсь в том, что придет время и схиархимандрит Виталий будет прославлен в лике святых Глинской пустыни. В вышеупомянутой книге приводится также свидетельство того, что в то время, когда весь мир стоял на грани ядерной войны, молитвы старца Виталия уберегли землю от этой страшной трагедии.
Отец Виталий знал заранее день и час своей кончины. Незадолго до своего успения у старца парализовало одну часть тела и отнялась речь. В таком состоянии он пробыл девять дней. Все это время те, кто находились рядом, видели, как его лик как будто наполнялся внутренним светом и радостью. Старец постоянно молился и крестился. Когда он уже сам не имел сил поднять руку, то взглядом просил, чтобы его продолжали крестить. Каждый день отец Виталий причащался Святых Христовых Таин. Перед смертью он дал понять, что жить ему осталось три дня. За день до смерти он вдруг подал знак рукой, чтобы открыли штору на окне. "Кого видишь?" – спросила отца Виталия его келейница. Он показал взглядом на икону Пресвятой Богородицы. Келейница спросила: "Приходила Матерь Божия?". Старец кивнул головой и заплакал. Батюшка также дал понять, что рядом с ним находятся к тому времени усопшие старцы митр. Зиновий, схиархимандиты Андроник (Лукаш) и Серафим (Романцов). Перед смертью его связь с духовным невидимым миром была постоянной. Но было и другое. Складывалось впечатление, что старец проходит какую-то последнюю битву. В последние дни у него было несколько тяжелых приступов. Сестры монастыря, которые ухаживали за старцем, даже чувствовали, как дрожит пол под их ногами. Было такое ощущение, что весь ад терзал старца так, чтобы заставить его возроптать. Отцу Виталию было очень тяжело, но он не жаловался на боли, был спокоен и даже радостен. Вечером 1 декабря 1992 года сердце старца остановилась.
Во время отпевания совершилось чудо. Когда патриарх Илия прочитал разрешительную молитву и передал текст отцу Павлу Косачу, чтобы тот вложил ее в руки отца Виталия, старец сам раскрыл ладонь и взял в свои руки лист с молитвой. Свидетелями происшедшего были и другие священники, которые находились рядом. Кто-то тогда вспомнил, как старец за несколько лет до кончины говорил: "За слезы сестер я из гроба сам протяну руку". Тогда этим словам никто не предал значения. Погребли схиархимандрита Виталия напротив алтаря Александро-Невского храма, внутри церковной ограды. Еще при жизни он говорил: "Когда умру, приходите ко мне на могилку, как к живому, и рассказывайте о своих бедах, я вам помогу". Случаи чудесной помощи по молитвам к отцу Виталию стали происходить сразу же после его кончины. Упокой, Господи, душу усопшего раба твоего схиархимандрита Виталия, и его святыми молитвами помилуй нас, грешных.
spzh.news/ru/istorija-i-kulytrua/76155-samyj-strannyj-glinskij-svyatoj-khkh-veka