Подать записки и заказать Молебен Спиридону Тримифунтскому у его святых мощей и у других удаленных и достопочитаемых православных Святынь.

Адрес электронной почты
Пароль
Я забыл свой пароль!
Входя при помощи этих кнопок, вы подтверждаете согласие с правилами
Имя
Адрес электронной почты
Пароль
Регистрируясь при помощи этих кнопок, вы подтверждаете согласие с правилами

Марина Чижова

Почему нам нравится та или иная музыка, книга, картина, кинолента? О смысле творчества, причине возникновения и цели искусства размышляли даже некоторые святые, и их мнение можно назвать весьма незаурядным.
Интересный взгляд на художественное творчество, к примеру, имел прославленный старец Оптиной пустыни преподобный Нектарий. Говорить об искусстве он имел не только право, но и веские основания, так как тема эта была ему близка. Сам батюшка был наделен способностями к живописи, учился у художника Болотова, основавшего иконописную мастерскую в Оптиной. Также он обладал замечательными музыкальными дарованиями, имел прекрасный голос. Кроме того, отец Нектарий был хорошо знаком с классической художественной литературой, не только русской, но и зарубежной. В этом неоднократно убеждались постоянные батюшкины посетители. При этом творческую деятельность отец Нектарий ставил не выше любого ремесла. Он говорил, что заниматься этим можно так же, как и любым другим делом, «как столярничать или коров пасти», лишь бы со страхом Божиим.
Природу человеческого творчества отец Нектарий объяснял весьма интересно. Некоторые взгляды святого старца и вовсе можно было бы взять на вооружение кому-нибудь из культурологов и искусствоведов. Он говорил, что существуют в мире «звуки и светы». Не все люди могут их видеть и воспринимать ― только этим художник отличается от других. И вот эти самые звуки и светы творческий человек берет и переводит в ноты, слова, краски. Но этим он как бы убивает их. Свет становится цветом, звук ― нотой, почему старец и называл картины и книги «гробницами света и звука».
 
Что же происходит дальше? Воспринимающий ― зритель, слушатель или читатель ― тоже должен приложить некое творческое усилие, чтобы увидеть и прочесть необходимое. И если ему это удается, то происходит как бы «воскрешение смысла», чем замыкается круг искусства. В этом и заключается смысл творческого акта: чтобы нота снова, но уже в душе другого человека, стала звуком, свет ― цветом. Только и всего.
По мысли старца, получается, что художник не создает ничего принципиально нового. Он лишь помогает увидеть и насладиться уже существующей, Кем-то созданной, красотой. Поэтому творческому человеку нечем особенно гордиться. Одного Бога в подлинном и полном смысле слова можно назвать Творцом. Он создал все существующие звуки и светы, Его же силой и духом они «воскресают» при восприятии произведения искусства. Выходит, что человек лишь «убивает слова и образы Творца» в своем произведении, чтобы они вновь ожили в душе зрителя, читателя или слушателя.
Впрочем, старец Нектарий делил еще искусство на малое и большое. Все вышесказанное касалось малого искусства. Но есть и другое искусство, которое батюшка назвал большим, ― «слово убивающее и воскрешающее». Путь к такому искусству является жертвенным и требует личного подвига. Старец говорил, что лишь немногие из тысяч способны к нему и достигают такой цели. Примером большого искусства отец Нектарий называл псалмы пророка Давида.
Однако в современном ему мире таких примеров старец не находил. Говорил, что сейчас художник все время торопится, он одержим суетой, ему некогда остановиться, задуматься и осмыслить происходящее, как следует все пережить и прочувствовать. Что уж говорить о нашем времени?
 
Такими и подобными размышлениями старец Нектарий, нужно полагать, в первую очередь хотел оградить людей, занимающихся искусством, от превозношения. И в его жизни был случай, когда нужно было отказаться от преимуществ, связанных с талантом, ради пользы для души.
В начале своего прихода в Оптину пустынь отец Нектарий пел на клиросе в скиту. Как уже говорилось, он обладал необычайно красивым голосом. По традиции, регент из монастыря примерно раз в год приходил в скит, чтобы отобрать лучшие голоса на монастырский клирос. Отец Нектарий имел для этого, безусловно, все данные. Однако нести послушание в скиту, подальше от мирской суеты, было для него более спасительно. Поэтому при прослушивании он специально спел так плохо, что его даже перевели на левый клирос. Однако благодаря этому послушник остался в скиту, что было, несомненно, лучше для спасения его души.
Приоритет духовного над душевным для старца был очевиден. «Все стихи в мире не стоят одной строчки Священного Писания», ― говорил он.
Важно все же понять, что даже светское, но хорошее искусство отец Нектарий не отвергал. Например, он ратовал за то, чтобы кем-то была написана картина Рождества Христова. Это для него было очень важно, ведь это событие случилось единожды в истории и больше никогда не повторится. Саму картину старец представлял себе очень ярко и живо. Можно предположить, что он сам мечтал когда-нибудь ее написать. Именно картину, а не икону.
Но почему же все-таки мирское, светское искусство не способно всецело насытить и удовлетворить жаждущую душу человека? Ответ на этот вопрос дает другой Оптинский старец Никон (Беляев), также прославленный в лике преподобных. Как-то одна монахиня спросила, почему она чувствует печаль, когда слушает мирскую музыку. Старец сказал, что объяснение этому следует искать в Библии, в самой истории возникновении музыки. Там сказано, что от Авеля и Каина произошли потомки. Как и Авель, его потомки находились ближе к Богу и в Нем Одном находили утешение. Потомки же Каина как раз и создали первые музыкальные инструменты. Они были отдалены от Бога, и поэтому душа их тосковала. Именно с целью найти утешение в чем-то ином и было придумано искусство, в частности музыка. Действительно, в Книге Бытия говорится, что Иувал (сын Ламеха, потомок Каина) был отец всех играющих на гуслях и свирели (Быт. 4: 21), он первым изобрел музыкальные инструменты.
 
Примечательно, что имя Иувала упоминается здесь в ряду с именами других двух братьев, Иавала и Тувалкаина, которые занимались, соответственно, скотоводством и ковкой орудий, то есть занятиями очень приземленными, которые были связаны с зарождением цивилизации. В соседстве с этими занятиями, надо полагать, неслучайно оказалось и искусство. Само слово на слух тоже может ассоциироваться с чем-то неестественным, каким-то заменителем (искусство ― искусственный). Оно возникло там, где была пустота от нехватки Бога.
Кажется, все это в достаточной мере объясняет, почему творчество занимает необычное место среди других видов человеческой деятельности. Оно одновременно и привлекает, приносит некоторое успокоение для страждущего сердца, но в то же время не может полностью удовлетворить его потребностей. Особенно же это, наверное, касается музыки. С одной стороны, возникнув как следствие тоски по Богу, этим она уже невидимо указывает на необходимость Его присутствия, невозможность для человека жить без веры. С другой стороны, заполнить собой этот вакуум она не в силах. И никогда уж точно не заменит ангельского пения.
05.07.2017

Оставлять комментарии могут только прихожане этого храма

в ответ на комментарий

Комментарий появится на сайте после подтверждения вашей электронной почты.

С правилами ознакомлен

Защита от спама:

Интересные личности