Дорогие друзья! Теперь в "Елицах" можно подать Записку, заказать Сорокоуст, Молебны к удаленным достопочитаемым православным святыням России и мира: Хроника приема записок>>

Email
Пароль
Я забыл свой пароль!
Входя при помощи этих кнопок, вы подтверждаете согласие с правилами
Имя
Email
Пароль
Регистрируясь при помощи этих кнопок, вы подтверждаете согласие с правилами

Искусство импровизации

Ирина Виноградова
«От избытка сердца глаголют уста человека (Ср.: Лк. 6: 45). Когда в человеке Дух Святой, тогда это есть высшая импровизация, то есть человек вырывается за рамки каких-то человеческих границ, каких-то человеческих условностей, искусственных ограничений, и через него говорит Бог. И всегда это бывает неожиданно, очень ново, всегда неповторимо, всегда это открытие, какой-то шаг вперед… Но если мы живем по инерции, без импровизации, без творчества, без поиска, без идей, тогда жизнь становится скучной, она уподобляется репродукции, в ней все штамповано. Поэтому верующий человек пытается вместить в себя Божие благословение, Божий промысл о спасении и выразить это в своей жизни: в своих словах, в своих действиях, в своих мыслях. Он пытается увидеть красоту Божию, ту глубину Божией красоты, которая рождает в нем настоящий творческий процесс, который становится его жизнью».
Эти слова протоиерея Андрея Лемешонка являются тем вектором, который определяет ход дальнейших рассуждений о значимости творчества в жизни, о важности развития способности к импровизации. Мой опыт работы в театре, а также педагогическая деятельность показывают, что освоение искусства импровизации помогает и в избранной профессии, и в повседневной жизни.
Каждый человек, наверное, помнит такие моменты, когда неожиданно возникшая ситуация требовала немедленной реакции. И когда реакция была правильной и своевременной, это помогало выйти из затруднительного, а порой и опасного положения. В одной и той же ситуации человек может повести себя по-разному, и это зависит от его самочувствия, настроения, от цели, которую он хочет достичь. Приходит на ум известная фраза: «Умейте властвовать собой!»
 
Действительно, важно не впасть в панику, немедленно отреагировать, не преувеличивая и не преуменьшая свои возможности. Можно ли в неожиданной ситуации положиться на интуицию, на рефлексы, данные нам при рождении? Они, к сожалению, притупились с развитием цивилизации. С изумлением можно наблюдать, как тонко чувствуют опасность дикие звери или наши домашние питомцы… Все эти размышления навели меня на мысль о том, что утраченное можно вернуть, и, собственно, театральная педагогика и психотерапия давно занимаются этим.
Когда мы думаем о лицедействе, умении перевоплощаться и надевать маски, то на ум приходит крылатая фраза Уильяма Шекспира, что весь мир — театр, а люди в нем — актеры... В греческой мифологии существовал Протей, который в совершенстве владел этим искусством, а само человечество совершенствовалось в нем на протяжении веков. Благодаря извечной потребности к сопереживанию, проигрыванию различных ситуаций выкристаллизовались различные формы театра, соответствующие менталитету и национальным особенностям тех или иных народов.
Но нас в данном случае интересуют не игра на профессиональных подмостках и умение скрывать свое истинное лицо под маской, а как раз наоборот: способность снять маску в жизни, не утратив при этом дар импровизации, который изначально присутствует в человеке. Это хорошо видно, если посмотреть на игры детей, которые включаются в них самым серьезным образом. Важность подобной подготовки ко взрослой жизни очевидна, но почему с годами мы теряем эту детскую непосредственность, это мгновенное реагирование на неожиданные повороты игры? Почему с годами пропадает эта творческая легкость импровизации? Постепенно мы словно затвердеваем в формах общепринятого поведения и, надевая ту или иную социальную маску, перестаем прислушиваться к своей интуиции.
 
Будучи специалистом в области классического танца и пантомимы, я многие годы работала как в профессиональных театрах, так и в самодеятельных студиях. Теперь полученный опыт помогает мне руководить проектом «Феникс», в рамках которого осуществляется помощь людям с ограниченными возможностями. Целью занятий в студии является психофизическая гармонизация ее участников, а искусство импровизации лежит в основе всего педагогического процесса. Вот уже несколько лет мы выступаем на равных со здоровыми людьми. Я также принимаю участие в наших выступлениях. И делаю это не из-за недоверия к моим подопечным, не из-за тревоги, что они, находясь на сцене, могут забыть порядок, растеряются... Мне важно показать, как можно творчески исправить ошибку, откликнуться импровизацией на неожиданно возникшее затруднение, не испытывая страха или смущения. На практике я удостоверилась в том, что искусство импровизации может помочь преодолеть существующие комплексы, а также сложности в коммуникации между людьми. Люди, имеющие ограниченные возможности, способны преодолеть свое привычное состояние замкнутости и одиночества. Значит, освоение искусства импровизации может помочь не только людям, имеющим различные психологические проблемы.
Прежде чем раскрыть тему о терапевтическом эффекте искусства импровизации, необходимо дать определение этого понятия.
В Большой советской энциклопедии находим следующее: «Импровизация (фр. improvisation, итал. Improvvisazione, oт лат. improvisus — неожиданный, внезапный) — произведение искусства, которое создается во время процесса исполнения, либо собственно процесс его создания. Импровизации характерны для многих видов художественного творчества: поэзии, музыки, танца, театра и др.».
 
Чтобы не было разночтений в дальнейшей инерпретации текста статьи, необходимо привести еще несколько цитат из энциклопедии. В педагогической практике я использую элементы из всех приведенных выше видов творчества. Особенно важным является танцевальная импровизация, обусловленная ритмической основой музыки.
«Танцевальная импровизация родилась из народных обрядов, игр и празднеств. Во многих народных танцах в ответ на вызов показать силу, ловкость, удаль импровизатор выходит за рамки устойчивых танцевальных форм (мужские грузинские, армянские и другие танцы). Этим отличается и русский перепляс, где есть соревнование. Выросшее значение музыки в хореографическом искусстве XX века вызвало еще один вид импровизации — ИНТУИТИВНОЕ ВЫРАЖЕНИЕ МУЗЫКИ В ТАНЦЕ» (БСЭ).
В ходе урока я не ограничиваю участников определенной формой выражения. Они могут свободно выбирать пение, танец, жест или актерский этюд, но внутреннее ощущение ритма должно присутствовать непременно. Важным является и ознакомление с азами актерского мастерства.
Современный театр обогатил свой язык искусством пантомимы, клоунады, а также недавно возникшими формами, целиком основанными на искусстве импровизации, — перфоманс и различные художественные инсталляции.
 
Не претендуя на то, что мною будет открыто нечто новое, я бы хотела показать, насколько важен и интересен метод введения импровизации не только в современном театре, но и в повседневной жизни. Я обратилась к людям различных профессий, авторитет которых для меня безусловен, а их мнение по этому вопросу опирается на многолетний опыт в их работе. В их высказываниях я услышала единый лейтмотив, который прозвучал вдохновляюще: без импровизации жизнь скучна и мертва, а творчество невозможно. Мне показалось интересным ввести эту перекличку голосoв в данную статью, которая, таким образом, становится плодом коллективного творчества единомышленников.
Например, выдающийся артист Владимир Ольшанский, который стал одним из первых в создании новой актерской профессии «клоун-доктор», считает импровизацию необходимой и важной. В своей книге «Путь клоуна» он делится своим педагогическим опытом и рассказывает о созданном им социальном проекте «Soccorso Clown» (Скорая клоунская помощь), которая в больницах помогла уже многим людям. Когда-то Парацельс писал, что придет время, когда люди без медикаментов будут лечить больных своим присутствием, своим умением сопереживать, слушать боль другого и, словно искусный настройщик, настраивать организм страждущего, гармонизировать и давать оптимистический импульс к оздоровлению. В свою методику, овладению которой надо серьезно учиться, Ольшанский включает владение различными жанрами театрального искусства, в основе которых лежит искусство импровизации.
 
Искусством импровизации блистательно владеет и музыковед Наталья Энтелис.Самая взыскательная публика ценит ее лекции и выступления перед концертами. Вот ее мнение об импровизации: «Для меня это так: долгая подготовка (владение фактами); обдумывание идеи: что я хочу сказать; примерный набросок будущей "драматургии" выступления; как правило, чувствую себя спокойнее, если продумала первую и последнюю фразы. Все остальное — конкретный текст — всегда только импровизация. Чего не делаю никогда — это не пишу текста. Если мне надо сказать какую-то обязательную конкретную фразу — это мне мешает, "треножит". Качество же текста зависит от множества причин: творческой энергии, усталости, отношений с публикой и т. д.».
А вот мнение режиссера Л. Я. Стукалова, создавшего хорошо известные знатокам театра спектакли «Лягушки», «Панночка», «Случай в зоопарке» и др. Стилистика его спектаклей — это всегда «легкое дыхание». Артистам предоставляется свобода импровизации. Этому методу он всегда следовал и на репетициях в созданном им «Нашем театре»: «Для меня импровизация — не нарушение или изменение привычного набора действий или слов, а определенное состояние души, определенное самочувствие. Наверное, импровизация импровизации рознь. У Вадика Жука, (замечательный театральный деятель — актер, поэт, известный автор театрализованных капустников) — это сочинение по ходу выступления текста, который потом может быть даже и записан. Это может быть и принятием мгновенного решения. Иду не в Универсам, а в Перекресток. Да мало ли! В любом случае, это артистично легкое скольжение вперед к поставленной цели, с решением возникающих по пути проблем на уровне подсознания».
Техника импровизации вполне может быть применена и уже применяется успешно в психотерапии. Об этом подробно пишет психиатр М. Бурно в своей книге «Клинический театр-сообщество в психиатрии». В издании обобщен его опыт пятнадцатилетней работы с особым лечебным театром в психиатрии, отражен опыт приложения терапии творческим самовыражением, разработанным автором. Подобный театр-сообщество помогает жить с целебным светом, смыслом в душе даже тяжелым пациентам с хроническими тревожно-депрессивными расстройствами, с переживанием своей неполноценности, чувства одиночества, бессмысленности своего существования.
 
Надо сказать, что терапевтический эффект театра известен издавна, и особенно интенсивно интерес к театральному зрелищу, его социальной значимости проявляется в кризисные моменты развития общества. Теме социального театра целиком посвящен журнал «Театр» (24─25 выпуски за 2016 год). В нем подробно рассматривается становление подобного театра, возникшего в России раньше, чем во многих других европейских странах. Самым массовым опытом терапии с помощью театральной игры там названо массовое действо «Взятие Зимнего дворца», поставленное в третью годовщину революции А. Кугелем и Н. Петровым под руководством Н. Евреинова. Воспроизведение исторического события в художественной форме в присутствии и с участием многих тысяч человек должно было дать им возможность переосмыслить историю. Не останавливаясь подробно на истории развития послереволюционного театра (в форме инсценировок, агитационного театра, вроде театрализованных судов над историческими фигурами, или литературными персонажами, или в форме политических игр, или театрализованных митингов и массовых действ), хочется отметить главное — общество как бы лечило себя этим способом, отвергая не только прежнее социальное устройство, но и прежние формы театра. И в основе многих экспериментов авангардного театра лежали новые актерские тренинги вроде биомеханики В. Мейерхольда или распространение ритмики Э. Жака-Далькроза и т. д. И все они базировались на изначальной предрасположенности человека к импровизации.
Ныне опять происходит всплеск социального драматического театра, который теперь зачастую пересекается с профессиональным театром, и оба существуют бесконфликтно. По-новому осмысливаются и прежние достижения.
В 1960 году в Москве уже существовал Театр мимики и жеста, где играли глухие. В 1991 году родился Специализированный институт искусств (теперь академия РГСАИ), где люди с ограниченными возможностями могли получить художественное образование в области музыки, театра, живописи. K 2010 году возникло большое количество «особых театров», от РГСАИ произросли «Недослов» и «Синематограф». В Москве — «Круг» Натальи Поповой, «Пиано» Владимира Чекашева в Нижнем Новгороде, «Индиго» в Томске. Это движение в сфере социальных театров аккумулировали также многочисленные фестивали и конференции. Самые крупные — это Протеатр (существующий с 2001 года), посвященный творчеству людей с ограниченными возможностями, и Нить Ариадны, посвященный людям с психиатрическими расстройствами. Издаются труды, посвященные этим темам, осмысляется опыт. На одном из подобных фестивалей я познакомилась с деятельностью замечательного коллектива творческих людей, помогающих болящим посредством театрального искусства в одном из психоневрологических диспансеров Санкт-Петербурга. На конференции их подопечные выступали лихо. Показали пластическую композицию «Каша из топора» в постановке П. Ефимова, а также выступление вокальной группы под руководством Г. Новиковой, ведущей при диспансере рок-клуб.
Петр Ефимов так охарактеризовал искусство импровизации: «Импровизация складывается из точного понимания действия непосредственно в момент исполнения и этим отличается от замысла, который существует до начала исполнения, т. е. только намечает логику событий. В импровизации логика опровергается интуицией, и чем абсурднее действие, тем оно увлекательней для зрителя, т. к. это апелляция не к житейской логике, а к чувству непосредственно, и тем самым все являет творческий акт актера вместе со зрителем. В этом проявляется красота и смысл театра».
 
Действительно, при выступлении театральной группы проявился смысл деятельности этих энтузиастов, которым нелегко порой доказывать уместность театротерапии в лечебном заведении. И таких замечательных людей немало. С каждым годом афиши подобных фестивалей пополняются новыми коллективами. Говорит это о том, что живая вода театральных сообществ не дает засохнуть на корню смелым начинаниям. Люди, которые прежде были изолированы от мира, теперь совершают и гастрольные поездки.
Например, в Минске, при Свято-Елисаветинском монастыре существует замечательное начинание — духовное окормление интернатов. Сестричество не только печется о насущных проблемах быта и здоровья насельников интерната, но поддерживает и развивает их творчество. Существуют хор «Веселые ребята» и инклюзивный театр «Радость», которые успешно выступают вне стен интерната и даже в других городах.
Несомненным авторитетом в работе с особыми людьми является А. Афонин, председатель Регионального отделения Межрегиональной общественной организации в поддержку людей с ментальной инвалидностью и психофизическими нарушениями «Равные возможности» (Москва), художественный руководитель и режиссер Интегрированного театра-студии «Круг II».
Этому признанному лидеру в педагогике в результате многолетних усилий удалось создать не только ряд уникальных спектаклей, международных проектов, но и открыть в Москве учебный центр. Каждый год он устраивает обучающий летний лагерь, участвует в многочисленных конференциях и проводит просветительские мастер-классы во многих городах страны, после которых возникают подобные театры и студии.
Он также признает искусство импровизации важнейшим компонентом в работе и всегда отталкивается от того, что предлагают участники его постановок. В импровизации рождались многие ритмические композиции его ставших уже легендарными спектаклей «За ритмом», «За светом», «Христофер». А один из первых его спектаклей «Отдаленная близость», созданный в содружестве с берлинским театром «Tikwa», в 2014 году получил премию «Золотая маска» в номинации «Эксперимент». Это было первым признанием равноценного существования профессиональных и интеграционных театров.
 
Мой педагогический опыт подтверждает, что импровизация не только помогает выстроить общение с моими студентами (в Бранденбургском техническом университете) в авторском курсе «Коммуникация без слов», но и качественно меняет это общение. Снимаются привычные комплексы, появляется умение не только слушать, но и слышать, не только смотреть, но и видеть. Тут необходимо затронуть вопрос о готовности самого педагога импровизировать. Например, однажды из-за организационной ошибки мне пришлось провести урок с новым курсом не в спортивном зале, а в лекционном, где не было возможности включить музыку, не было места и для пластических упражнений. Студенты испытующе смотрели на меня: как я выйду из этого положения. Тогда я предложила им начать наше знакомство с... импровизации. И «зачин» надо было сделать мне самой. Вот тут и пригодилась знаменитая триада движения, лежащая в основе актерского мастерства: увидеть (почувствовать ситуацию, настроение студентов), принять решение (в данном случае мгновенно поменять намеченный план урока на другой) и совершить действие (т. е. сделать шаг навстречу, начать знакомство с короткого рассказа о себе и о цели моего присутствия здесь в данный момент). Затем все поочередно сыграли, симпровизировали этот актерский этюд. Напряжение спало, установился контакт, и можно было начинать урок. Надо сказать, что подобная незапланированная импровизация явилась хорошим стартом для всех последующих занятий на этом курсе. Стереотип общения был нарушен, проявилась естественная способность к импровизации. Но надо было интуитивно почувствовать, как именно с этими студентами себя повести. То есть выбор зависел, скорее, от чувствознания, а не от логики.
В театре Пикколо, где я веду интегрированную студию «Феникс», существуют ежегодные гала-концерты, где мы также принимаем участие. Подготовка, как правило, занимает весь учебный год. Имея определенную цель, сюжет для выступления, я даю возможность проявлять воспитанникам свою индивидуальнисть, которая проявляется и для них самих зачастую непредсказуемо. Так, постепенно, сюжет обрастает конкретными деталями. Важную роль играют выбор музыки, индивидуальный подбор костюмов, привыкание к ним. Один из моих учеников, имея серьезные психосоматические проблемы, ни в какую не хотел участвовать в совместных репетициях. Мне приходилось дла него разыгрывать роли всех персонажей самой, так что некоторое представление о сюжете у него было. Главное же, что мне удалось во время наших индивидуальных занятий, это установить доверительные, творческие отношения. И вот прошла генеральная репетиция, на которую он не пришел. Мы договорились выступать и уже стояли за кулисами, как мой индивидуалист явился и сказал, что будет выступать, причем он был в соответствующем его роли костюме, о котором позаботилась его приемная мама по его настоятельному требованию. Вот тут и пригодился наработанный с моим подопечными опыт импровизации. Я взяла на себя все мизансцены с ним, а ему только успела сказать, чтобы он играл на сцене вместе со мной, вспоминая, как мы импровизировали на уроках. Выступление прошло на ура, и никто не заметил, что на сцене осуществился «ввод» нового участника, и мы с ним импровизировали «здесь и сейчас».
 
Таким образом, импровизация есть важнейшая составляющая как в профессии, так и в жизни, поскольку в ее основе лежит творчество, способность к которому изначально дарована человеку. Творчество созидательное, базирующееся на принципах морали и этики. Прислушаться к себе, понять, в чем твой выбор и совпадает ли он с промыслом Божиим о тебе — вот основа гармоничного существования. И выходит, что импровизация не есть неосознанный, легкомысленный и безответственный поступок, ведущий к непредвиденным последствиям, а закономерность, обусловленная законами, отражающими главный принцип мироздания — ГАРМОНИЮ, то есть КРАСОТУ.
Биографическая справка
Окончив ЛГХУ в Ленинграде (ныне Академия балета в Санкт-Петербурге), Ирина Виноградова работала в Малом оперном театре как артистка балета. Окончила ЛГИТМиК (ныне СПбГАТИ) как театровед. Диплом посвящен Этьену Декру и его системе «Mime pur». Работала в качестве помощника по литературной части с такими мастерами, как Ефим Падве, Борис Эйфман, Лев Стукалов. Осуществляла пластические постановки, работала в театре пантомимы в Болгарии, где создала ряд телевизионных проектов, выступала с лекциями по культурологии. Более 30 лет ведет различные студии танца и пантомимы. Вела цикл авторских программ на христианском радио, сотрудничает с радио «Град Петров». Сейчас живет в Германии, работает в качестве доцента в Бранденбургском университете. Ведет интеграционную студию «Феникс» в театре Пикколо.
11.01.2017

Оставлять комментарии могут только прихожане этого храма

в ответ на комментарий

Комментарий появится на сайте после подтверждения вашей электронной почты.

С правилами ознакомлен

Защита от спама:
captcha