Продолжается прием Записок на Рождественский (Филиппов) пост: на ежедневное поминовение о Здравии вас, ваших детей и близких, и на ежедневное поминовение об Упокоении ваших усопших родных в 5 монастырей.

Адрес электронной почты
Пароль
Я забыл свой пароль!
Входя при помощи этих кнопок, вы подтверждаете согласие с правилами
Имя
Адрес электронной почты
Пароль
Регистрируясь при помощи этих кнопок, вы подтверждаете согласие с правилами
Сообщество

Христианская фантастика

Иеромонах

Звездные войны

Сначала пропишу, что мне не нравится в этой саге. Нет четкой определенности в целевой аудитории. Внутреннее содержание фильма – для более-менее взрослого, вдумчивого зрителя, которого просмотр еще и побудит прочесть книгу (кстати, изд-во «Эксмо» выпустило прекрасное издание второй трилогии). Сомневаюсь, что 12-14-летний подросток сможет оценить эпопею. А «внешнее оформление» - инопланетяне, «погони», местами просто примитивный юмор – как раз на незрелого «глотателя».
А теперь – чем фильм откликается.
1. Масштабность. Съемки проводились в разных местах США и Туниса, в Англии, Австралии, Испании, Италии, Норвегии. По масштабности географии съемок немногие фильмы могут сравниться с эпопей «Звездных войн».
2. Прекрасная музыка, писавшаяся для фильма и сыгранная Лондонским симфоническим оркестром. Такого раньше для фантастики, насколько мне известно, не делалось.
3. Политическая интрига. Неплохо показано, как можно использовать демократическую систему правления для прихода к власти и создания диктатуры. Наверное, даже больше: невозможность в принципе политической демократии. П. ч. рано или поздно человеческие амбиции, страхи, корысть, местечковые интересы, да и просто – узость взглядов и недальновидность – берут верх. И их несложно использовать – чтобы направить действия сената в нужную для манипулятора сторону. Чтобы лучше понять гениальность интриги, стоит еще почитать несколько рассказов, описывающие события, предшествовавшие содержанию Первого Эпизода.
Просто и гениально: подыграть амбициям Торговой Федерации, недовольной налогами, а окраинам – в их стремлении к сепаратизму (дескать, республика не отвечает их интересам), помочь им объединиться против республики и, оккупировав одну незащищенную планетенку, выдвинуть требования Сенату республики. Одновременно действуя скрытно в недрах самого сената – внушить страх перед расколом, и убедить в необходимости подготовки мощной армии. Причем самому оставаться вне всякого подозрения – ведь сенатор Палпатин сам из оккупированной планеты Набу, олицетворитель честности и бескомпромиссности, стойкий борец за демократию. Умный, решительный, внимательный, предупредительный в общении – он завоевывает симпатии многих в сенате. А тем временем погрязшие в коррупции и бюрократизме сенатские суды и дебаты вновь и вновь не приводят к принятию решений по проблеме оккупации планеты Набу, при том что события продолжают развиваться не в благоприятную для Республики сторону. И сенат оказывается в таких условиях, что выходом видится придание канцлеру чрезвычайных полномочий. Заблаговременно, к действующему канцлеру – путем фальсификаций и лжи – подорвано доверие, и сенат приведен к мысли о необходимости избрания на эту должность другого лидера. Способного действовать решительно. И кого уж лучше, как не Палпатина – представителя оккупированной, но не сдающейся планеты? Чрезвычайными полномочиями наделяя, разумеется, временно. И он обещает сразу их снять, как конфликт будет разрешен. И продолжает за «кулисами» подыгрывать обеим сторонам - затягивая конфликт, переводя его в настоящую галактическую войну.
«Падме Амидала: Что если демократия, в которую мы верим, которой мы служили, больше не существует? И что если Республика, сражаясь за свободу, стала прибежищем зла?
Анакин Скайуокер: Я не верю в это. Ты говоришь, как сепаратист.
Падме Амидала: Вся эта война вызвана нежеланием слушать...»
Это приводит к тому, что чрезвычайные полномочия только продлеваются и усиливаются – вплоть до того, что вся армия республики подчинена полностью канцлеру. А дальше – остается создать видимость заговора против демократии и республики, и под эту «марку» расправиться с теми, кто еще может представлять опасность для личности канцлера – орденом джедаев. И в целях, скорейшего, разумеется, разрешения противоречий, в которые республика вовлечена – принять титул и полномочия императора:
«Для обеспечения безопасности и стабильности, Республика будет реорганизована нами в первую галактическую ИМПЕРИЮ!!! Во имя безопасности, и во имя блага… общества!»... И Сенат бурно приветствует объявление. «Вот так свобода и умирает — под гром аплодисментов». А затем, со временем, сенат вообще можно упразднить. «I AM the Senate!».
Власть ситха утверждена надежно. Прекрасная фраза: «Так под звуки аплодисментов умирает свобода»…
Не знаю как кому, а мне многое в этом сюжете говорит о реалиях нашего мира.
4. Внутренний мир персонажей. Борьба между светлой и темной стороной – идет внутри самих героев саги, и раскрыта во всей ее драматизме и неоднозначности.
5. Очень важная, христианская мысль о светлой и темной стороне Силы. Светлая сторона – всегда оставляет свободу выбора. Она требует аскезы, работы над собой. Она и воля человека – как бы сотрудники в одной команде. Бороться со злом – можно, только при этом искореняя в себе зло, страсти. Иначе – в борьбе со злом можно им заразиться. И самому, незаметно, постепенно, стать адептом зла. Для этого достаточно раз, два позволить себе преступить собственную нравственную черту – оправдывая это необходимостью или ситуацией.
6. Что же касается темной стороны Силы – она более привлекательна, чем светлая, ибо, как заметил мастер Йода – более доступна, быстрее приходит на помощь. Искусством темной стороны силы легче овладеть. Ее соблазн – в том, что она отвечает человеческому «эго». Она обещает раскрытие потенциалов, достижение высот, могущество, власть, открытие мистических глубин. Она паразитирует на «я», на гордости, на страстях. Она созвучна всему темному в самом человеке. «Джедаи получают мощь через понимание, а ситхи получают понимание через мощь». Но это только поначалу кажется, что ты ею владеешь. Стоит ею воспользоваться – как она захватывает волю человека, подчиняя себе. Она не оставляет выбора. Войдя в человека, она изменяет его мышление, искажая понятия о добре и зле. Она рисует мир в черно-белые краски, возводя все в абсолют. Человек под ее воздействием перерождается совсем в другую личность – неспособную к милосердию, открытости, любви, дружбе, доверию. Овладевший – и овладеваемый - темной стороной, ее носитель живет подозрениями, ревностью, нетерпимостью. Мне это напоминает те изменения, что происходят в наркозависимом. И самое страшное – человек не видит происшедших в нем изменений, он не способен к самокритике. Свое новое состояние считает нормальным. Путь темной стороны – эту путь зависимости.
« – Гнев, страх, агрессия! Это Тёмная сторона Силы. Легко приходят, но тяжела цена за мощь, которую они дают.
— Тёмная сторона сильнее?
— Нет. Легче, быстрее, соблазнительнее».
7. При этом, обладая определенными психологическими способностями, адепт темной стороны прекрасно разбирается в психологии страстей. Дарт Сидиус, он же канцлер Палпатин – четко улавливал все темное в людях, и этим искусно пользовался для манипуляции сенатом. Он улавливает внутренний конфликт Анакина Скайуокера. Это нужно смотреть – тяжелую трагедию превращения Анакина в Дарта Ведера на протяжении двух вторых фильмов. Палпатин использует его наивность, недальновидность совета ордена джедаев, не понимающих, к каким тонким манипуляциям способен опытный ситх. Он взращивает его самость, подыгрывает жажде все больших способностей, страхам, честолюбию. Один раз сам Анакин поддался ненависти – мстя за мать. Другой раз – подталкиваемый Палпатином – убил уже обезоруженного, лишенного рук противника – графа Дуку.… И, в конечном итоге, Палпатину удается представить Анакину орден джедаев в совсем другом свете, благодаря заранее просчитанным и им же спровоцированным ошибкам последних. Так, сражаясь со злом, Анакин стал его адептом. Результат: А) борясь против власти ситхов, он сам стал учеником ситха; Б) Он хотел спасти свою страстно любимую жену Падме от смерти, которой опасался после сновидений (и это была одно из главных побуждений принять темную сторону) – и сам стал, фактически, ее убийцей. Поддавшись в душе негативным чувствам – борец со злом становится под знамя зла.
8. Трагедия Анакина – в том, что его любовь перемешана с любовной зависимостью. Она эгоцентрична. Будучи готов к самопожертвованию во имя любимой (и это приводило к безрассудным поступкам) – он хочет обладать объектом любви. Он не принимает мысли, что нужно уметь отпустить. Джедаям запрещена привязанность – ведь все, умирая, возвращается в мир Силы. А привязанность – путь к одержимости – и, значит, к гневу, ревности – к темной стороне. Но Анакин не готов принять эту истину. Он хочет спасти Падме, спасти любой ценой. Он уже потерял мать, и у него сильнейшее чувство вины за то, что он ее оставил, и слишком поздно вернулся – увидев ее в последнюю минуту жизни. Он выбрасывает весь свой гнев и ненависть на беззащитное перед ним племя, похитившее мать – и убивает всех, до детей включительно. Но эта проекция гнева от чувства вины не освобождает. И сейчас, когда он во сне видит смерть супруги – как когда-то видел смерть матери – у него пробуждается бунт, неприятие факта смерти. Он хочет достигнуть могущества в Силе, чтобы победить смерть, и именно в этот момент Палпатин, как бы между прочим, рассказывает ему о том, что у одного из магистров ситхов уже было знанием о том, как спасать от смерти. Это становится последним шагом Анакина к Темной стороне силы.… Вообще, III эпизод – самый тяжелый – и самый жизненный. Его действительно проживаешь всей душой.
9. Но хотя Анакин и стал ситхом Дартом Ведером – у него была любовь. И эту любовь не удалось полностью вытравить Сидиусу (внутренний мир Дарта Ведера лучше раскрывается в книге (изд-во «Эксмо»). Это внутреннее противоречие между двумя сторонами, доселе прекрасно подавляемое – со всей силой пробуждается, когда Ведер встречается со своим от Падме сыном – Люком Скайуокером, родившимся вместе с сестрой перед самой смертью Падме. Долго Ведер пытается захватить Люка, который оказался в рядах повстанцев против империи – чтобы вместе с императором склонить на темную сторону. Сам Люк по своим способностям и даже по характеру – очень похож на отца. Но избирает другой путь. Он смог преодолеть те искушения, что поработили Анакина. И до конца верит, что в Ведере живет любовь. Люк прожил боль, когда узнал, что его смертельный враг – одновременно и его отец. И он не поддается ненависти. Эта вера, любовь к отцу, который где-то есть, за маской Ведера – пробуждают в самом Ведере сомнения. И когда наступает «момент истины» - Люк, охваченный яростью, готов уже убить Ведера, но в последний момент останавливается и бросает световой меч в сторону: «Я не буду сражаться с тобой, отец». Дарт Сидиус, поняв, что не сможет привлечь юношу на свою сторону, решает убить его – и в этот момент отец окончательно просыпается от своего состояния, освобождается от темной стороны – и уничтожает ситха-императора. И умирает сам – но уже спасенный для вечности. В последних кадрах фильма – он - вместе с учителями Люка Оби Ван Кеноби и мастером Йода (которые были и его учителями) – является из мира Силы своему сыну – но у же в образе не Ведера, а прежним Анакином.… Этот последний эпизод – решающей схватки на «Звезде смерти» и посмертного явления – по силе не уступают 3-му Эпизоду, но уже с другим знаком.… Так, главный оружием оказываются не могущество и Сила – а любовь и жертвенность…
Напоследок, можно заметить, что в саге заметно влияние индуизма. Но в глубине, по моему убеждению – это фильм, который мог вырасти только на христианской почве.

в ответ на комментарий

Комментарий появится на сайте после подтверждения вашей электронной почты.

С правилами ознакомлен

Защита от спама:

    Интересные личности