Подать Записки на все Службы Рождественского поста (28 ноя. - 06 янв.) в 5 монастырей: ежедневное поминовение о Здравии вас, ваших детей и близких, и об Упокоении ваших усопших родных.

Адрес электронной почты
Пароль
Я забыл свой пароль!
Входя при помощи этих кнопок, вы подтверждаете согласие с правилами
Имя
Адрес электронной почты
Пароль
Регистрируясь при помощи этих кнопок, вы подтверждаете согласие с правилами
Сообщество

Православная психотерапия

О ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИИ И НЕ ТОЛЬКО О НЕЙ Часть1. Особенности некоторых направлений психотерапии.

ЛЮБИ БОГА И ДЕЛАЙ, ЧТО ХОЧЕШЬ. Августин.
О ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИИ И НЕ ТОЛЬКО О НЕЙ
Часть 1. Особенности некоторых секулярных направлений психотерапии.

Большое количество психотерапевтических подходов, отсутствие единого психотерапевтического языка, - все это говорит о том, что практическая психология продолжает искать ответы на вопросы о человеке. При всех усилиях, предпринимаемых разными психотерапевтическими школами, очевидно, что способы разрешения человеческих проблем не имеют общего основания (единого представления о человеке и возникновения его проблем).
Очевидно, что мы не придем к ответу на эти вопросы при условии, что психотерапевтические школы будут продолжать рассматривать человека только как существо с высокоразвитой психикой, не уделяя первостепенного внимания его духовной составляющей.
Однако осознав в какой-то мере эту проблему, психотерапия начинает перестраиваться. Такие направления, как психосинтез, экзистенциальная психотерапия, НЛП, трансперсональная психотерапия, гештальт-терапия в своем арсенале имеют упражнения, приводящие к осознанию человеком его трансцендентного бытия. И эти, на первый взгляд, вполне достойные упражнения могут быть опасны в еще большей степени, чем просто отношение к человеку как биологическому существу с развитой психикой. Опасность заключается как раз в том, что эта «трансперсональность» может трактоваться, каким угодно способом, и все больше уводить нас от Истины. Неискушенному в психологии и богословии человеку, это не просто заметить и уберечь себя от разрушения.
К примеру, такой замечательный и любимый многими экзистенциальный психотерапевт В. Франкл предлагая свою теорию логотерапии, подошел к пониманию того, что решение проблемы зависит от того как для себя человек определяет смысл своего бытия. В то же время, он указывал на то, что смыслы ситуативны, и для каждого человека свой смысл. Им был предложен и разработан метод «парадоксальной интенции».
Прекрасный метод. Однако он также имеет свои «ситуативные» ограничения. (Подробнее это описано в статье «О месте православной психотерапии при лечении невротических расстройств»).
Мы подходим к тому, что ситуативные смыслы помогают нам именно в определенных ситуациях. Но на практике оказалось, что этого не достаточно. Все чаще приходится сталкиваться с проблемами, когда разрешение этой проблемы зависит именно от того, насколько человек готов приблизиться к Истине (статья «Выстраивание христианского мировоззрения как часть психотерапевтического процесса).
Познать Истину непросто. Для этого необходимо обладать особыми качествами. В православной аскетике разработанные такие понятия, как трезвение, внутреннее зрение, терпение, смирение, покаяние, божественное откровение... Истина познается только сердцем, очищенным от страстей. Понятно, что никто из нас этим не обладает. Тогда чем же мы обладаем, что в нас есть такого, что может нам способствовать в Ее постижении? Есть определенное намерение, есть вера и понимание того, что этот путь возможен в рамках Церкви. Одним словом нам задан вектор нашего движения. И есть понимание того, что путь в направлении очищения своего сердца представлен тысячелетним святоотеческом опытом. В этом есть наша приверженность христианству (православию).
В связи с этим православная психотерапия, используя эти знания и опыт, может предложить нечто большее тому, чему не уделяется должного места в светской психотерапии. При этом разумное и взвешенное использование знаний и достижений различных светских направлений психотерапии не будет выглядеть как эклектика. В этом случае мы имеем не просто смешение жанров или стилей. Все они призваны решать лишь прикладные задачи, подчиняющиеся одному общему началу, общей цели – Исцелению. Даже в том случае, если в процессе православной психотерапии нами решаются вполне конкретные частные (ситуативные) задачи, мы решаем эти задачи, опираясь на твердый фундамент. В данном случае мы опираемся не просто на «духовную составляющую», как некую интуитивную догадку человека о своем особом месте и назначении в мире живых существ и во вселенной, но на четкую, хорошо проработанную концепцию. И основа этой концепции - христианское мировоззрение и святоотеческая аскетика. Теория и практика.
Как известно, свое происхождение психотерапия получила на западе. Мы можем предположить, что незнакомое с восточной ветвью христианства – православием, западное общество искало пути выхода из духовного тупика. И находило ответы в том, чтобы каким-то образом заполнить образовавшийся вакуум. Зачастую поиск шел в направлении восточной философии и практики буддизма. На этом фундаменте выросла и развилась школа гештальт-терапии. Именно к рассмотрению особенностей этой школы мы вернемся чуть ниже.
Сейчас же следует отметить, что внимательное изучение православной аскетики для человека, знакомого на практике с различными психотерапевтическими направлениями, открывает видение того, что все работающие направления психотерапии берут за основу какую-нибудь часть этой практики, пытаются выстроить на этом свою теорию, а иногда и целое направление. Скорее всего, это происходит не специально. Вряд ли основоположники этих школ имели возможность (или намерение) ознакомиться с трудами святых отцов. Но то, что это происходит, удивления не вызывает. Интуитивно человек способен доходить до восприятия частичных знаний, улавливать какую-то часть Истины. Такой подход к человеку напоминает религиозное сектантство. В этом смысле он не открывает, поскольку и не в состоянии открыть нам всю полноту знания о человеке, данного христианским откровением.
Для пояснения этой мысли рассмотрим несколько примеров хорошо известных психотерапевтических направлений, содержание которых не представляется для православного психолога чем-то новым и необычным.
К примеру, рационально-эмотивная терапия предлагает освободиться от ложных и ограничивающих установок и мыслей, запечатленных в сознании. Но взамен предлагаются другие установки, возможно и неплохие по содержанию, но если они лишены духовного основания, то рано или поздно приведут к новым проблемам. Укрепление позиций самости, своего эго как способа облегчить состояние клиента, приспособить его к мирской жизни, далеко от цели истинного исцеления. Такой подход правомерен при решении определенных частных задач, впрочем, как и любой другой психотерапевтический подход.
Позитивная терапия предлагает во всем видеть только хорошее. Но тут возникает важный вопрос: хорошее относительно чего? И если уже вопрос поднимается так, как его ставил Иван Карамазов у Достоевского о страдании невинных детей, о смысле страдания, то тут позитивный подход бессилен. Есть вопросы, на которые нам никогда не ответить без определенной доли лукавства, если земная жизнь для нас является абсолютной ценностью, и мы отрицаем возможность существования нашей души в вечности.
Ответом на эти вопросы занимается теодицея, как она представлена в восточном христианстве.
Сказкотерапия тоже не нова. И корни ее произрастают еще из Ветхого завета. Если коротко, то это обучение способу, позволяющему нашему мышлению проникать вглубь смысла притчи, и прилагать эту притчу к своей собственной жизни, к актуальному состоянию своего бытия. И это то, чему мы обучаемся, размышляя при чтении Ветхого Завета и Евангелия, читая святоотеческие писания, слушая воскресные проповеди в храмах. Не больше ли эта тысячелетняя мудрость того, что предлагается сказкотерапевтами?
У нас еще есть экзистенциальная терапия, психоанализ, поведенческая терапия, расстановки Берта Хеллингера (Об этих направлениях подробнее было сказано в других статьях).
Таким образом, беря к рассмотрению любое положительное направление психотерапии, мы можем увидеть, что основой его является какая-то часть, входящая в полноту христианского мировоззрения именно как часть, как фрагмент. И именно благодаря этому оно (это конкретное психотерапевтическое направление) способно временами давать облегчение человеку, решать его конкретные, частные задачи. Но в то же время, именно поэтому светская психотерапия так плохо справляется с задачей, которую мы обозначаем как глубинное разрешение внутренних конфликтов. Поскольку суть этих конфликтов именно между душевными (плотскими) устремлениями человека и поставленными перед ним духовными задачами самим Творцом.
Здесь же мы намерены подробнее поговорить о гештальт-терапии, ее плюсах и ее ограничении.

в ответ на комментарий

Комментарий появится на сайте после подтверждения вашей электронной почты.

С правилами ознакомлен

Защита от спама: